Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

Зуд

Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

— А то я все гадала. Я подумала, что вы могли приехать именно из-за этого. Кто-то же должен когда-то приехать. Возможно, еще приедут. А смотреть на камин так, как смотрели вы. Знаете, оно как раз там, за камином.

Таппенс испытала облегчение от того, что в этот миг дверь открылась и вошел Томми. Таппенс встала.

— До свидания, миссис Ланкастер.

— Да. Похоже, думает, что за камином находится какой-то мертвый ребенок или что-то в этом роде. Она спросила, не мое ли это бедное дитя.

Неожиданно снова появилась мисс Паккард.

— До свидания, миссис Бересфорд. Надеюсь, вам подали кофе?

— О да, подали, спасибо.

— И я знаю, что мисс Фэншо получила большое удовольствие от вашего визита. Мне жаль, что она нагрубила вашей жене.

— Да, вы совершенно правы. Она и впрямь любит грубить людям. К сожалению, у нее это здорово получается.

— И поэтому она упражняется в этом искусстве при любой возможности, подбросил Томми.

— О да, миссис Ланкастер. Мы все ее очень любим.

— Она. она немного странная?

Но через полгода им ехать не пришлось, так как три недели спустя тетушка Ада отошла во сне.

Они только что вернулись с похорон тети Ады, проделав утомительное путешествие в поезде, поскольку погребение состоялось в одной деревеньке в Линкольншире, где были похоронены большинство членов семьи и предков тети Ады.

Она сняла черную шляпку, швырнула ее через всю комнату и сбросила черное пальто.

— Да, да, я знаю. Через минуту-другую я поднимусь наверх и надену ярко-красную кофту, чтобы было веселей. Можешь приготовить мне еще одну «белую даму».

— Право, Таппенс, я и думать не думал, что похороны настроят тебя на такой праздничный лад.

— По-моему, эти похороны дались тебе гораздо легче, чем дались бы, скажем, мои.

— Ну, до черной каймы я не додумалась, но мысль неплохая. К тому же похоронное бюро как-то настраивает на возвышенный лад. Оно каким-то образом избавляет тебя от горя.

— Право, Таппенс, я нахожу, что твои замечания о моей кончине и о действии, какое она на тебя произведет, отдают исключительно дурным вкусом. Мне это не нравится. Забудем о похоронах.

Он прошел к письменному столу и порылся в бумагах.

— Нет, куда же я положил письмо от мистера Рокбери?

— Кто этот мистер Рокбери? А, ты имеешь в виду адвоката, который тебе написал?

— Да. Об устройстве ее дел. Я, похоже, последний оставшийся в живых член семьи.

— Она так любила кошек?

Источник

Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

Томми, как бы оправдываясь, ответил, что его тетя Каролина умерла пятнадцатью годами раньше. Тетя Ада приняла сообщение об этой кончине совершенно спокойно. В конце концов тетя Каролина приходилась ей не родной сестрой, а двоюродной.

Внизу мисс Паккард извиняющимся жестом указала на комнату, в которую вела дверь из холла.

— Мне очень жаль, миссис Бересфорд, но, я полагаю, вы знаете, что такое старики. Они могут полюбить или невзлюбить, и ничего с ними не поделаешь.

— Да опять эта миссис Локкетт, мисс Паккард. Она заявляет, что умирает, и хочет, чтобы немедленно позвали доктора.

Сейчас в комнате находилась всего одна посетительница, старушка с седыми волосами, зачесанными назад. Она сидела в кресле, держа стакан молока и глядя на него. У нее было симпатичное бело-розовое лицо, и она дружелюбно улыбалась Таппенс.

— А может, стакан молока? Сегодня оно не отравлено.

— Нет-нет, ничего не надо. Мы скоро уезжаем.

— Ну, если вы точно не хотите. но это не доставило бы никаких хлопот. Здесь народ ко всему привычный. Разве что попросишь чего-нибудь совершенно невозможного.

— Она, по-моему, та еще самодурка. Всегда этим славилась.

— О да, действительно. У меня у самой когда-то была тетушка, вы знаете, очень похожая на нее, особенно в старости. Но мы все очень любим мисс Фэншо. При желании она может быть очень, очень забавной. В своих суждениях о людях, знаете ли.

— Боюсь, вы знаете, время от времени толика злости идет человеку на пользу. Послушать только, что она иногда говорит про других здешних постояльцев, как их описывает. Вроде бы и грешно смеяться, а смеешься.

— Вы давно здесь живете?

— Это, должно быть, довольно грустно.

— Некоторые недуги очень болезненны. У нас тут есть две бедняжки с острым ревматическим артритом. Они ужасно страдают. Так что, я думаю, путаться в событиях, людях и временах еще не самое страшное. Во всяком случае, это не больно.

Читайте также:  От чего чешется и болит грудь

— Ну вот, видите? Весьма заботливые, правда?

Таппенс налила себе кофе и стала пить. Женщины посидели некоторое время молча. Таппенс предложила старушке бисквиты, но та покачала головой.

— Нет, спасибо, дорогая. Я предпочитаю пить простое молоко.

Она поставила пустой стакан и откинулась на спинку кресла, полузакрыв глаза. Таппенс подумала, что в этот час утра она, наверное, дремлет, и поэтому молчала. Миссис Ланкастер, однако, казалось, вдруг резко пробудилась. Глаза ее открылись, она посмотрела на Таппенс и сказала:

— Я вижу, вы смотрите на камин.

— Простите меня, это было ваше бедное дитя?

Источник

Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

Ну, по-моему, миссис Джонсон или мистер Джонсон написали раз или два из Африки, но только года через два. Люди все-таки утрачивают связь, особенно когда уезжают за границу и начинают новую жизнь. Не думаю, что они вообще много общались с нею. Она была дальней родственницей, и они позаботились о ней больше из чувства долга, а не потому, что она много для них значила. Все финансовые дела вел адвокат, мистер Эклз, член весьма почтенной фирмы, с которой мы уже пару раз имели дело. Я полагаю, родственники и друзья миссис Ланкастер все умерли, и вестей она не получала, и навещала ее очень редко. Лет пять назад приезжал один симпатичный господин, друг мистера Джонсона. Он и сам служил в колониях. По-моему, он приехал, только чтобы удостовериться, что она здорова и счастлива.

— Миссис Ланкастер. У нее был пунктик насчет любого камина или только того, что у вас в гостиной?

Мисс Паккард вытаращила глаза.

— Камин?! Я не понимаю, что вы имеете в виду?

— Просто она говорила что-то непонятное. Возможно, у нее были какие-то неприятные ассоциации, связанные с камином, а может, она прочла какую-то страшную историю.

— Право, не думаю, что вам следует волноваться, миссис Бересфорд. Я полагаю, миссис Ланкастер о ней уже совершенно забыла. Не думаю, что она высоко ее ценила. Она просто была рада тому, что картина понравилась мисс Фэншо, и ей было бы приятно, если бы она досталась вам. Мне и самой эта картина нравилась. Я, конечно, не очень разбираюсь в живописи.

— Знаете, что я сделаю? Я напишу миссис Джонсон, если вы дадите мне ее адрес, и просто спрошу, могу ли я забрать эту картину.

— Ну спасибо. А теперь насчет этой меховой накидки тетушки Ады.

— Я схожу и приведу к вас мисс О’Киф. Она вышла.

Таппенс казалась очень довольной собой.

— Она одна из моих лучших созданий. Я как раз пыталась придумать какую-нибудь фамилию и вдруг вспомнила о миссис Бленкинсон. Вот было забавно, правда?

— Это когда было. Время мирное, шпионов нет, нет и контрразведки.

— Это-то и обидно. Было так здорово: жить в той гостинице. придумывать для себя легенду. Я ведь стала думать, что я и впрямь миссис Бленкинсон.

— А вот и нет. Я была абсолютно в образе, вошла в него целиком и полностью. Приятная женщина, довольно глупая, слишком уж занятая своими тремя сыновьями.

— Я полагаю, от скуки. Человеку действительно становится скучно. Я уверена, что и тебе стало бы скучно, если бы ты не мог самостоятельно передвигаться, или если бы твои пальцы одеревенели, и ты не мог бы вязать. Человеку отчаянно хочется чем-то заняться, и поэтому ты примеряешь на себя какую-то общеизвестную личность и смотришь, каково это, когда ты в ее шкуре. Я вполне это понимаю.

Дверь открылась, и появилась мисс Паккард в обществе высокой веснушчатой молодой женщины с копной огненно-рыжих волос, одетой в униформу сиделки.

— Мистер и миссис Бересфорд, это мисс О’Киф. Они хотят вам кое-что сказать. Вы меня простите? Меня зовет одна пациентка.

Таппенс должным образом представила меховой палантин тети Ады, и сиделка О’Киф пришла в восторг.

— Ах, как мило! Право, он слишком хорош для меня. Вдруг вам самой его захочется.

— Да нет, не думаю. Для меня он великоват. Видите, какая я маленькая? Он как раз для высокой девушки вроде вас. Тетя Ада была высокая.

— О-о, она была такая величественная старушка. Девушкой она, по-моему, была очень симпатичная.

— И тем не менее, у нее был норов.

— Право, даже и не знаешь, чему верить. Чего только не расскажут милые старушки. О преступниках, которых они узнали. Надо немедленно известить полицию. иначе нам всем грозит опасность.

Источник

Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

— А другая. одна маленькая женщина. кричала, чтобы ей подали какао.

— Это наверняка миссис Муди. Ушла от нас, бедняжка.

— Я слышала, миссис Ланкастер уехала.

— Да, ее забрала родня. Бедняжка, ей так не хотелось уезжать.

— Ах, у нее было столько историй, у этой старушки. о том, что происходило с ней самой, и о известных ей тайнах.

Читайте также:  Красные круглые пятна на теле без зуда

— Была какая-то история с дитяти. похищенном или убиенном.

— Право, до чего они только не додумаются. Большею частью эти идеи им подбрасывает телевидение.

— Вам не тяжело работать со всеми этими старушками? Утомительно, наверное.

— Да нет. люблю старушек. Вот почему я и занялась уходом за престарелыми.

— Что вы говорите! Интересно, почему?

Впервые в манерах сиделки О’Киф появилась некая скованность.

— Ну, видите ли, миссис Бересфорд, человеку нужна перемена.

— Но вы будете заниматься той же самой работой?

5. Исчезновение одной старушки

Вещи тети Ады должным образом прибыли. Письменный стол вызывал восхищение. Столик для рукоделия вытеснил этажерку для безделушек, которой нашлось место в уголке в холле. Картину же с изображением бледно-розового дома у мостика через канал Таппенс повесила над каминной доской в спальне, где она могла созерцать ее каждое утро, пока пили чай.

Поскольку ее по-прежнему мучила совесть, Таппенс написала письмо, в котором объясняла, как картина попала к ней, и предлагала вернуть картину по первому требованию миссис Ланкастер. Письмо она отправила на имя миссис Джонсон для передачи миссис Ланкастер, указав в качестве адреса отель «Кливленд» на Джордж-стрит в Лондоне.

Ответа она не дождалась, но неделю спустя письмо вернулось с нацарапанным на нем: «По данному адресу не проживает».

— Ты полагаешь, они бы уехали, не оставив адреса, по которому пересылать корреспонденцию?

— А ты написала на письме: «Пожалуйста, перешлите по новому адресу?»

— Разумеется, написала. Знаешь, что? Позвоню-ка я туда и спрошу. Возможно, адрес записан в регистрационной книге отеля.

Таппенс уселась у телефонного аппарата, и вскоре ее соединили с отелем «Кливленд».

Через несколько минут она снова присоединилась к Томми в его кабинете.

— Странное дело, Томми. Их там вообще не было. Ни миссис Джонсон, ни миссис Ланкастер. им даже номеров не заказывали. и прежде, похоже, они никогда там не останавливались.

— Вероятно, мисс Паккард перепутала название отеля, только и всего. Записала его в спешке. а потом, возможно, потеряла. или не так запомнила. Такое бывает, сама знаешь.

— Не сказала бы, что такое может иметь место в «Солнечном кряже». Мисс Паккард всегда такая деловая.

— Возможно, они не забронировали места, а отель оказался переполнен, и им пришлось поехать в другую гостиницу. Сама знаешь, как в Лондоне с гостиницами. Угомонись, а?

Таппенс удалилась. Однако вскоре вернулась.

— Знаешь, что я сделаю? Позвоню мисс Паккард и попрошу у нее адрес адвокатов.

— Каких еще адвокатов?

— Разве ты не помнишь, она упоминала одну фирму стряпчих, которые обо всем договаривались, потому как Джонсоны находились за границей?

Томми занимался подготовкой к речи, которую ему предстояло произнести на одной конференции, и что-то бормотал себе под нос.

— Ты слышал, что я сказала?

— Да, очень хорошая идея. замечательная. превосходная.

— Чем ты занимаешься?

— Пишу доклад, который мне нужно читать на МСАБ, и, я прошу тебя оставить меня в покое.

Таппенс удалилась. Томми продолжал писать и зачеркивать. Лицо его просветлело, темп убыстрился. но тут снова дверь открылась.

— При чем здесь тетя Ада? Миссис Ланкастер мне не тетя.

— Ах, Томми, ну пожалуйста, помоги. Пойди позвони.

Томми посмотрел на нее и пошел.

Наконец он вернулся и твердо заявил:

— Отныне это дело закрыто, Таппенс.

— Ты дозвонился до мистера Эклза?

— Да нет, я связался с неким мистером Уиллсом, который, несомненно, делает всю черновую работу фирмы «Партигфорд, Локджо и Хэррисон». Но он хорошо информирован и говорлив. Всякая связь осуществляется через Хэммерсмитское отделение «Сазерн Каунтих Бэнк». Но тут, позволь сказать тебе, Таппенс, след прерывается. Корреспонденцию банки отправят, но они ни за что не выдадут адресов ни тебе, ни кому-либо другому, кто еще заинтересуется. У них есть свой кодекс правил, которого они строго придерживаются. Рот у них на замке, как у наших самых помпезных премьер-министров.

— Ну что ж, пошлю письмо через этот банк.

— Это пожалуйста. и, ради Христа, оставь меня в покое, иначе я ни за что не закончу эту речь.

И только вечером в четверг Томми вдруг спросил:

— Кстати, ты получила ответ на письмо, которое послала через банк миссис Джонсон?

— И, наверное, не получу.

— Послушай, Таппенс. ты же знаешь, я был очень занят. И все из-за этого МСАБ. Слава Богу, конференция всего раз в год.

— Она начинается в понедельник, нет? И пять дней.

— И вы все съедетесь в каком-то тихушном засекреченном доме где-то в сельской местности, будете произносить речи, делать сообщения и проверять молодых людей, годятся ли они для сверхсекретных заданий в Европе и даже за ее пределами. Я забыла, что означает МСАБ. Каких только сокращений теперь не напридумывают.

— Международный Союз Ассоциированной Безопасности.

— С ума сойти! Какая нелепица! А во всем доме, я полагаю, понатыкано «жучков», все прослушивается, и всем все друг о друге известно.

Читайте также:  К чему чешется левая половинка ягодицы у девушки во вторник

— И, я полагаю, от всего этого ты получаешь громадное удовольствие?

— Ну да, в некотором роде. Встречаешь много старых друзей.

— И все, я полагаю, давно шизанутые. А есть ли от всего этого какая-то польза?

— Боже, что за вопрос! На него ведь не ответишь ни «да», ни «нет».

— А там хоть бывают хорошие люди?

— Тут я определенно скажу «да». Даже очень хорошие.

— Старина Джош тоже там будет?

— Как он теперь выглядит?

— Глух как пень, подслеповат, скрючен ревматизмом, и ты бы удивилась, как он все примечает.

Источник

Агата кристи пальцы чешутся к чему бы

— А где другое письмо, от мисс Паккард? Ах да, вот оно. Я положил его вместе с письмом от Рокбери. Да, она пишет, что остались некоторые вещи, которые теперь, очевидно, являются моей собственностью. Она взяла с собой кое-какую мебель, когда перебралась туда жить, ты знаешь. И, разумеется, остались ее личные вещи. Одежда и все такое. Я полагаю, кто-то должен посмотреть их. Ну, и письма, и другая мелочь. Я ее душеприказчик, так что, наверное, это лежит на мне. Не думаю, что там есть нечто нужное нам, правда? Разве что тот маленький письменный стол, который мне всегда нравился. По-моему, он принадлежал дядюшке Уильяму.

— О, но я хотела бы съездить.

— Хотела бы? Почему? А не боишься, что тебе будет скучно?

— Нет, правда, почему ты хочешь поехать? У тебя ведь есть какая-то другая причина, верно?

— Значит, есть-таки другая причина?

— Ладно, оставь. Не так уж ты любишь копаться в барахле других людей.

— Мне очень хотелось бы повидать. ту, другую старую кошечку снова.

— Что?! Ту, которой мерещилось мертвое дитя за камином?

Таппенс глубоко вздохнула.

Они с Томми стояли на ступеньках «Солнечного кряжа».

— Не знаю. Просто у меня какое-то ощущение, что время в разных местах идет с разной скоростью. Возвращаешься куда-нибудь и чувствуешь, что время тут проносилось со страшной быстротой и что наверняка многое изменилось. Но здесь. Томми. ты помнишь Остенде?

— Остенде? Мы ездили туда на медовый месяц. Разумеется, помню.

— Не понимаю, что ты такое буровишь. Ты что, собираешься стоять тут весь день, рассуждая о времени, и даже не нажмешь на кнопку звонка? Тети Ады ведь здесь уже нет. Значит, хоть что-то да изменилось.

Он нажал на кнопку звонка.

— Это единственное, что изменилось. Моя старушка будет пить молоко и говорить о каминах, а миссис. как ее там. проглотит наперсток или чайную ложку, а смешная маленькая женщина выскочит из комнаты и писклявым голосом будет требовать свое какао, а мисс Паккард спустится по лестнице и.

Дверь отворилась. Молодая женщина в нейлоновом халате произнесла:

— Мистер и миссис Бересфорд? Мисс Паккард ждет вас.

— Так хорошо, что вы приехали. Я все аккуратно разложила. Я рада, что вы приехали так быстро, потому что уже три или четыре человека стоят в очереди на поселение у меня. Я уверена, вы правильно меня поймете и не подумаете, будто я вас подгоняю.

Двери платяного шкафа стояли открытыми, и одежда, прежде висевшая и лежавшая в нем, сейчас была аккуратно сложена на кровати.

Мисс Паккард, как и всегда, оказалась в высшей степени знающей и полезной.

— Могу сообщить вам названия двух-трех обществ, которые только рады были бы получить эти вещи. У нее была весьма приличная меховая накидка и добротное пальто, но я не думаю, что вы станете ими пользоваться. Впрочем, возможно, вы и сами знаете благотворительные общества, которым можно передать эти вещи.

Таппенс покачала головой.

Таппенс во все глаза уставилась на картину над каминной доской. На небольшом, писанном маслом полотне был изображен бледно-розовый дом, стоявший рядом с каналом, через который был перекинут горбатый мостик. Под мостом, у берега, стояла пустая лодка. Вдали высились два тополя. Пейзаж был довольно милый, но все же Томми удивился, с чего бы вдруг Таппенс так серьезно разглядывает его.

Томми вопрошающе посмотрел на нее. Вещи, которые Таппенс находила забавными, нельзя было, как он знал из долгого опыта, на самом деле описать этим прилагательным.

— Что ты имеешь в виду, Таппенс?

— Забавно. Когда я была здесь, я этой картины не заметила. Но странно то, что этот дом я где-то видела. Или, возможно, видела какой-то дом, похожий на этот. Я помню его довольно хорошо. Смешно, но я не могу вспомнить, когда и где.

— А ты заметил ее, Томми, когда мы были здесь в прошлый раз?

— Нет, но я тогда особенно и не смотрел.

Она с улыбкой кивнула и вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Источник

Полезные советы и лайфхаки для жизни