Абрамов в ф земство народное образование и просвещение

Народные советы

ЗЕМСКАЯ СТАТИСТИКА НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

государственного гуманитарного университета (Москва).

Обширная деятельность земств в сфере народного образования вызвала в начале XX

века множество статистических исследований в системе просвещения. Общеземский съезд

по народному образованию в Москве ( 1 9 1 1 ) и Первый общеземский съезд по статистике народного образования в Харькове (1913) отметили, что земская «статистика народного образования, имеющая своей задачей научное исследование состояния образования, является необходимым условием целесообразной постановки и успешного развития мероприятий по народному образованию и сбережения затрачиваемых на это дело средств» [1, 2]. Земства организовали ведение статистики как школьного, так и внешкольного образования. В статье исследуются общие организационные принципы и формы ведения этой статистики.

Статистические обследования земств по народному образованию подразделялись на три вида: 1) ежегодные (текущие); 2) периодические, повторяемые спустя определенное число лет (основные); 3) по отдельным вопросам (монографические). Рассмотрим отдельно каждый вид.

В подавляющем большинстве случаев земские исследования по текущей статистике издавались как ежегодники и статистические очерки по народному образованию. Они включали объяснительный текст и итоговые и разного рода комбинационные таблицы.

Пошкольные (по отдельным школам) таблицы ежегодно давали лишь Тверское (50 граф на одну школу) и Вологодское (69 граф) земства, иногда их приводили и в Таврическом земстве. Общий объем таких статистических отчетов и очерков был довольно различен. Он колеблется от 20-30 страниц текста (Новгородское, и Орловское земства) до 200-300 страниц (Тверское, Уфимское, Харьковское).

Вторую группу земских школьных текущих статистических исследований составляют ежегодные обзоры и отсчеты по отдельным губерниям.

Степень подробности программы текущих статистических исследований определялась:

во-первых, существенностью того или иного рода сведений для характеристики общего состояния школьного дела; во-вторых, их значением как материала для земских смет, отчетов и докладов и вообще для земской практической деятельности.

Земская практика выработала следующую программу текущих статистических исследований [3]:

1. Сведения о школах: количество начальных школ; их типы; количество наличных отделений в каждой школе.

2. Сведения об учащихся: а) общее количество учащихся, занесенных в школьные списки за учебный год, с распределением по полу и по отделениям (группам); б) количество учащихся на 20 декабря каждого года с распределением по полу и по отделениям (ко дню, когда должна происходить регистрация данных о состоянии школ по осеннему бланку);

д) развлечения для учащихся (елки, литературные вечера, школьные спектакли и праздники, прогулки и т.п.).

3. Сведения об учителях (с распределением по полу): количество учителей, их семейное положение, образовательный ценз, продолжительность их педагогической деятельности вообще; то же в данном уезде; то же в данной школе; судьба учителей, оставивших службу в данном училище, количество отделений, в которых ведет занятия одновременно каждый из учителей общеобразовательных предметов, количество законоучителей и вероучителей, количество особых преподавателей дополнительных предметов.

4. Сведения о внутренней жизни школы: а) учебное время: время начала и время окончания учебных занятий в каждой школе; количество учебных дней в году по месяцам;

временные перерывы учебных занятий, их продолжительность и причины; б) продолжительность курса обучения в каждой школе; в) преподавание дополнительных предметов (количество школ, в которых эти предметы преподаются, с наименованием самих предметов); г) количество школ, имеющих ученические библиотеки для внеклассного чтения;

д) количество школ, в которых велись внеклассные занятия с учащимися (чтение, производство опытов по природоведению, занятия в огороде, на пасеке и т.п. с педагогическими целями и т.д.); е) количество экскурсий, устраивавшихся в течение лета, предшествующего отчетному учебному году, и в течение самого учебного года; ж) количество школ, в которых не было выпускных экзаменов, с указанием причин.

5. Сведения по прочим вопросам школьной жизни: количество школ, в которых организованы для учащихся горячие завтраки (круглый год или только постами); организация ночлега для учащихся.

6. Бюджетные сведения: различные общие бюджетные данные по школе; пожертвования частных лиц и учреждений в пользу отдельных школ с указанием назначения пожертвования.

По содержанию таблиц земские работы группируются следующим образом: в таблицы одних исследований включено не более 25 фаф, тогда как в других их число доходит до 200.

В программу основных исследований по статистике народного образования земства включали следующие пункты: 1) Школы: время основания школ, краткая историческая справка. 2) Здания и усадьбы школы: а) на чьей земле расположены школьные здания и на каких условиях; б) размер и распределение усадьбы (сад, огород и т.п.); в) огорожена ли усадьба; г) постоянные и временные помещения школ; д) здания, специально выстроенные и приспособленные; е) школы, помещающиеся в отдельных зданиях и совместно с другими учреждениями; ж) за чей счет построены школьные здания; з) за чей счет они нанимаются;

и) за чей счет они содержатся; к) материал, из которого построены школьные здания;

л) размер классных комнат; м) квартиры для учителей; н) раздевалки; о) освещение классных комнат; п) вентиляция; р) недостатки помещений (сырость, холод, теснота и т.п.);

с) оборудование школ мебелью; т) отопление школ; у) школьная прислуга; ф) за чей счет содержится школьная прислуга; х) ночлежные приюты; ц) интернаты при школах. 3) Учащиеся: а) возраст учащихся; б) вероисповедание; в) национальность; г) сословие; д) местожительство; е) причины выбытия; ж) продолжительность пребывания учащихся в том же отделении; з) продолжительность пребывания учащихся в школе; и) распределение окончивших по возрасту; к) продолжительность пребывания окончивших в школе; л) плата за учебу. 4) Учебное время и порядок учебных занятий: а) начало занятий в каждом отделении; б) прекращение занятий в каждом отделении; в) причины раннего или позднего начала занятий; г) время выпускных экзаменов; д) причины пропусков уроков учащимися;

е) занятия в школе двумя сменами. 5) Учителя и попечители: а) возраст учителей; б) вероисповедание; в) сословие учителей; г) состав семей учителей; д) в скольких школах преподавал учитель», е) годовой оклад жалованья; ж) дополнительное вознаграждение;

з) обеспечение учителей квартирами и квартирными деньгами; и) вознаграждение законоучителя; к) в скольких школах преподает законоучитель; л) количество попечительств коллегиальных и состав их; м) порядок распределения занятий между учителями;

н) посещаемость учителями курсов, съездов, экскурсий и т.п. 6) Дополнительные предметы школьного обучения: а) вознаграждение преподавателям необязательных предметов; б) количество учеников школы и посторонних, обучающихся этим предметам. 7) Учительские библиотеки при школах: а) типы; б) общее количество книг (названий); в) состав по отделам; г) выписка книг и журналов за счет учреждений и за счет учительского персонала.

8) Ученические библиотеки: а) общее количество книг в них; б) состав по отделам; в) периодические издания, выписываемые для ученических библиотек. 9) Горячие завтраки:

а) количество учеников, пользующихся горячими завтраками; б) затраты на устройство завтраков; в) источники средств на школьные завтраки. 10) Педагогические учебные заведения и краткосрочные курсы: количество учащихся или слушателей, окончивших курсы.

На основании приведенной программы земствами были выработаны 4 бланка: 1) сведения о школе за первую половину учебного года (осенний); 2) то же за вторую половину учебного года (весенний); 3) личная карточка учителя; 4) сведения о школьном здании.

Текущие и основные земские исследования по статистике народного образования дополняли монографические, которые имели целью детальное изучение отдельных вопросов народного образования. Специальные монографические исследования были проведены большинством земств (36 из 43 губернских земств к 1917 г.).

Темы таких исследований определялись, главным образом, направлением интересов того или иного земства.

Монографическому исследованию подлежали следующие объекты:

1) школы: а) характеристика экономического положения местности, где находятся школы;

б) расстояние от школы до уездного города, церкви, врачебного пункта; 2) здание и усадьба школы; а) стоимость здания; б) порядок возведения школьных.зданий (подряд, иные хозяйственные способы, покупка и приспособление); в) источники покрытия расходов на возведение зданий; 3) учащиеся: а) их экономическое положение; б) способы посещения школы учащимися, живущими на дальних расстояниях (пешком, на общественных подводах, живут на квартирах и т.п.); в) степень грамотности и культурного уровня родителей учащихся; г) распределение выбывших по полугодиям или месяцам; д) продолжительность обучения выбывших; е) причины оставления на второй год (неуспеваемость, болезнь, малолетство и т.д.); ж) посещаемость школы в разное время учебного года; з) степень грамотности вновь принятых, источники получения грамоты; и) одаренные ученики;

к) судьба окончивших; 4) учебное время и порядок учебных занятий: а) начало и конец занятий (суточное); б) число перемен и их продолжительность; в) данные о количестве уроков, пропущенных учащимися; г) уроки, задаваемые на дом; 5) учителя и попечители:

а) участие учителей в пенсионных кассах; б) деятельность попечителей; в) интенсивность труда учителей, количество часов классных занятий, занятий в библиотеке, в вечерних и воскресных школах; г) бюджет учителей; 6) программа обучения и методы преподавания:

а) чем отличается программа школы с четырехгодичным курсом от программы трехгодичной школы; б) количество годовых часов, приходящихся на каждый учебный предмет;

в) учебники для учащихся; г) руководства для учителей; д) методы обучения; е) наглядные учебные пособия; 7) необязательные предметы школьного обучения: а) гимнастика; б) другие детали постановки тех или иных необязательных предметов, не вошедших в программу ежегодных и периодических исследований; 8) учительские библиотеки при школах; а) деятельность учительских библиотек; б) их стоимость; 9) ученические библиотеки: а) стоимость библиотек; б) деятельность ученических библиотек (общее число выдач, оборот и читаемость книг и т.п.); в) количество посторонних, пользующихся библиотекой; г) распределение посторонних по полу и возрасту; 10) горячие завтраки для учащихся: влияние горячих завтраков на успешность обучения; 11) бюджет начального народного образования в губернии: детальное исследование школьных бюджетов; 12) образовательный и культурный уровень народа: а) грамотность населения; б) распространение книг и газет среди населения; в) культурные запросы населения; 13) профессиональное образование, категории профессиональных школ; 14) педагогические учебные заведения и краткосрочные курсы; 15) влияние массового ухода населения на хутора на успешность деятельности школ;

16) рецидив безграмотности; 17) экскурсии учащихся: а) количество экскурсантов;

б) расходы по экскурсиям; 18) районные музеи наглядных учебных пособий: а) их количество; б) год открытия; в) состав наглядных учебных пособий; г) районы деятельности музеев; д) обзор деятельности музеев.

Для каждого монографического исследования земства разрабатывали специальные анкеты. Анкеты разных земств отличаются друг от друга. Поэтому они дошли к нам в десятках и сотнях видах бланков по тем или иным вопросам монографических исследований. Этим и уникален земский опыт. Здесь не могло быть шаблона, столь свойственного правительственной статистике. В земской статистике все изначально было искомое, т.е. вырабатывалось и отрабатывалось в процессе самой практики.

Земская практика привела к оформлению ряда других важных принципов в организации статистики народного образования:

1. В качестве отчетного года в школьной статистике был принят учебный год как естественный период школьной жизни, но имело место и выделение основных сведений за календарный год. Статистика в интересах оперативности ее разработки собиралась два раза в год, при этом сбор данных, характеризующих общее состояние школ приурочивался к 20 декабря.

2. Данные по текущей земской статистике немедленно вслед за их получением обрабатывались, и этот предварительный материал высылался для уточнения и согласования в уездные земские управы и другие заинтересованные учреждения. После согласования и корректировки статистические данные публиковались отдельными изданиями, которые распространялись среди земских гласных, инспекторов, народных училищ, епархиальных уездных наблюдателей, а также рассылались по всем школам. Своевременная обработка и обнародование важнейших данных текущей статистики были настолько важным делом, что ради оперативности многие земства порой были вынуждены идти на сокращение программ их разработки.

3. В деле организации статистических исследований объединяющая роль принадлежала губернским земствам. Организационными единицами, осуществлявшими сбор статистических данных по образованию, в губернском земстве выступали: а) особые статистические бюро, входившие в состав отделов народного образования при губернских земских управах, или статистические отделения, при которых существовали отделы по статистике народного образования; б) совещание или комиссия по вопросам статистики народного образования при губернской земской управе, в задачи которой входило рассмотрение работ, выполненных статистическим бюро и выработка плана исследований на следующий год. В состав совещания входили представители губернского земского собрания, губернской земской управы, уездных земств, заведующие отделами и статистическими бюро народного образования, заведующий губернским земским санитарным бюро и ряд руководителей статистических организаций губернского земства; на совещания приглашались также представители других ведомств. В уездном земстве вопросами ведения статистики народного образования занимались отдел народного образования при земской управе и совещание или комиссия по народному образованию.

4. Лучшим способом регистрации и хранения сведений об учащихся в земских школах была система личных карточек учащихся. Эти карточки постоянно хранились в школах и содержали следующие сведения: движение учащегося (поступил, выбыл); посещаемость им школы; характеристика успехов и развития ученика; сословие; вероисповедание и национальность; семейное и экономическое положение; физические недостатки и состояние здоровья ученика; судьба ученика после окончания школы. Помимо этих карточек в каждой земской школе составлялись манкировочные списки учащихся по отделениям и велся классный журнал для записи пройденного на уроках. Манкировочный список кроме фамилий учащихся и дат месяца включал графы для указания причин неявки на занятия:

Таким образом, статистические сведения, разработанные земствами, давали ясную картину состояния земских школ того или иного уезда или губернии, положения дел в народном образовании и степени его соответствия нуждам и потребностям местного населения. Статистика народного образования, являясь необходимым условием правильной постановки земских мероприятий по школьному образованию, имела целью научное исследование состояния народного образования на местах и успешно ее осуществляла.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ежегодник народного образования. Вып. 1. Съезды по народному образованию // Сост. В.Н. Чарнолуский. Пг„ 1915. С. 113.

2. Постановления Первого общеземского съезда по статистике народного образования в г. Харькове. 12-18 июня 1913 г. Харьков, 1914. С. 1.

3. См.: Труды Общеземского съезда в г. Харькове по статистике народного образования. 12-18 июня 1913 г. Харьков, 1914. 352 с.

4. Богданов ИМ. Обзор изданий губернских земств по статистике народного образования. Харьков, 1913.

Источник

Объединения РОССИЙСКИХ ЗЕМСТВ

доктор исторических наук

Введение земского самоуправления явилось колоссальным шагом впе­ред в европеизации страны. Это был важный этап в становлении правового государства в России.

Формирование основ правового государства, осуществление полити­ческих реформ, переход к рыночным отношениям поставили проблему ме­стного самоуправления в современной России. В этих условиях становится возможным осуществление реальной системы самоуправления. Основой для создания подлинного самоуправления может стать опыт российского зем­ства, получивший мировое признание и доказавший свою эффективность. Этот опыт, принципы организации и деятельности земских учреждений дол­жны быть изучены и критически осмыслены заново с позиций решения проблемы сегодняшнего дня. Поэтому заслуживают самого пристального изучения как общие вопросы организации земского самоуправления, так и все стороны практической деятельности земских учреждений.

Поэтому сплошь и рядом для решения многих хозяйственно-культурных и политических задач были необходимы личные контакты между пред­ставителями земств различных губерний. Потребность в таких связях воз­никла сразу же после создания земств и осуществлялась на практике в фор­ме легальных и нелегальных съездов и совещаний, товариществ и союзов.

Последовательно рассмотрим все основные формы земского объе­динения.

2. Легальные земские совещания и съезды

Раньше всего появились легальные земские совещания и съезды. Так, первое общеземское совещание прошло в 1871 г. по вопросу об упраздне­нии подушной подати и собрало 40 земских деятелей из 25 губерний. В 1872 г. Владимирское губернское земство ходатайствовало о разрешении общеземского съезда, но удовлетворения не получило. В 1876 г. было сдела­но важное дело для объединения земств: при Вольном экономическом об­ществе начали издаваться под редакцией профессора Петербургского уни­верситета В.А.Андреевского «Земские ежегодники», включавшие свод по­становлений большинства российских земств1.

В 70-80-х годах ходатайства о созыве общеземских и областных земс­ких съездов были обычным явлением. Во второй половине 90-х годов съез­ды председателей губернских земских управ носили довольно регулярный характер. В 1900-е годы земские съезды приобрели важное общественно­политическое значение. На них вырабатывалась конституционная програм­ма, которая оставила глубокий след в общественном развитии страны. Одна­ко уже в эту эпоху объединение земств обособилось от политических съез­дов. Наряду с политическими съездами возникла общеземская организация для определенных целей государственного управления, и это разделение с точки зрения интересов культурной земской работы имело огромное значе­ние. Итак, начиная с 70-х годов объединения земств в виде съездов и сове­щаний получили широкое развитие.

По данным Департамента полиции, земским материалам за 1865-1917 гг. нами установлено 14 общеземских, межгубернских и областных съездов, 2605 губернских и более 1700 уездных земских съездов.

1 См.: Веселовский Б.Б. История земства. Т.3. С. 227; ГАРФ, ф. 102, д-во 4, 1907-1917; д- во 3, 1905-1917; «Постановления» и «Труды» съездов; «Журналы» и «Постановления» земс­ких собраний.

земских форумов последнего десятилетия существования земств выделяются совещание представителей земств под председательством начальника Глав­ного управления по делам местного хозяйства по вопросу улучшения земс­ких финансов (1910 г.), общеземский съезд по народному образованию (1911 г.), общеземский съезд по статистике народного образования (1913 г.) и съезд 1914 г. по общественному призрению.

Следует отметить, что этот съезд был одним из самых массовых по земскому представительству. Руководящая роль на нем принадлежала уме­ренным земским элементам. Департамент полиции определил состав уча­стников съезда с правом решающего голоса следующим образом: 132 умеренных (октябристы, беспартийные и т.д.), 80 правых (монархисты) и 69 левых (кадеты и левее). На съезде работали пять секций: школьного образования, подготовки учителей, внешкольного образования, всеобще­го обучения, управления и руководства школой. Бюро съезда выделило три общих вопроса, которые съезд должен был решить в первую очередь и решение которых должно было составить стержень и предпосылку для всех остальных работ съезда: 1) должна ли народная школа преследовать свои самостоятельные цели или же служить переходной ступенью к сред­ним учебным заведениям; 2) место профессиональных школ в общей системе народного образования и связь с общей школой; 3) общедоступ­ность и общеобязательность обучения.

Читайте также:  Коды на сталкер народная солянка на бессмертие и деньги

1 ГАРФ, ф. 102, д-во 4, 1911, д. 222.

Комитеты также играли существенную роль в развитии земского оппо­зиционного движения. На III съезде деятелей по техническому образованию (1904 г.), собравшем около 3000 участников (в их числе оказалось более 800 земских гласных и служащих), были приняты резолюции о всеобщем обучении, свободе печати, собраний и союзов, 8- часовом рабочем дне, об отмене религиозных и национальных ограничений. На съезде было произне­сено немало речей о необходимости созыва полноправного парламента. На IX съезде врачей (Пироговском), где также большинство составляли земс­

кие деятели и земские врачи, были приняты резолюции о широких соци­альных реформах, свободе печати и слова, отмене черты оседлости для ев­реев, расширении прав земств и распространении их по всей стране, урав­нении крестьян в правах с другими сословиями, 8-часовом рабочем дне, праве рабочих на профсоюзы и обязательное страхование, отмене телесных наказаний. На этих съездах впервые в России при огромном стечении пуб­лики открыто и во всеуслышание было заявлено о том, что так дальше жить нельзя, необходимы свободы и социальные реформы.

Ряд земств (Казанское, Харьковское и Екатеринославское) проявили стремление к областному объединению по ряду важнейших культурно-хо­зяйственных вопросов. Так, в 1900-е годы в Екатеринославе прошел ряд земских областных съездов по сельскому хозяйству. Например, в 1910 г. Екатеринославское губернское земство провело II областной съезд предста­вителей земств и заведующих сельскохозяйственными складами юга России по вопросу об объединении земств в товарищество по закупке сельскохо­зяйственных машин. На съезде приняли участие представители 10 губернс­ких земств и Донской области, был выработан окончательный проект дого­вора южно-русского товарищества о совместной закупке сельскохозяйствен­ных машин и орудий.

ное образование (6), агрономическая помощь населению (11), животно­водство (14), организация хозяйства и экономика земледелия: мелкий кредит и кооперативные учреждения (26); садоводство, виноградарство, огородничество и т.д.; сельскохозяйственная энтомология и фитопатоло­гия (45 докладов). Труды областного съезда (доклады, журналы и поста­новления) были изданы Екатеринославским губернским земством в пяти томах под редакцией секретаря бюро съезда В.Брунста. Расходы на уст­ройство съезда составили 10 600 руб. (в том числе 2900 руб. на содержа­ние персонала бюро и 6200 руб. на печатание трудов), которые были покрыты ассигнованием Екатеринославского губернского земства (3 тыс. руб.), субсидией от Департамента земледелия (5 тыс. руб.), членскими взносами губернских земств-участников и подпиской на сумму (2600 руб.).

1 См.: Труды съезда представителей земства губерний Волжско-Камского края. Казань, 1886.

Казанское земство готовило специалистов среднего звена (фельд­шеров и акушерок), а также учителей для земств обширного Волжско- Камского края и Сибири. Так, в Казанской земской женской учительс­кой школе учились стипендиаты 25 губерний России. Большинство сре­ди них составляли представители земств Поволжья. Казанская земская фельдшерско-акушерская школа готовила специалистов до начала 90-х годов для всего Поволжья и Сибири. Лишь Самарское земство имело собственную фельдшерскую школу.

Поволжские земства поддержали многие начинания Казанского губер­нского земства. Так, идея строительства в Казани центральной земской по­волжской больницы была поддержана семью губернскими земствами Волж­ско-Камского края. Однако совместный проект земств Поволжья и Казанс­кого университета был отклонен МВД. Переписка по устройству этой боль­ницы между земствами и МВД, с одной стороны, и университетом и МВД, с другой, длилась с 1870 по 1887 гг. и была прекращена «за неимением в

виду МВД и МНП соответственных денежных средств»1. Однако первые неудачи не остановили земства. Они настойчиво искали оптимальные пути выхода из сложившейся ситуации. Земствами Волжско-Камского края уже в 70-е годы был разработан проект Поволжской земской областной глазной больницы. Инициатором проекта был выдающийся русский офтальмолог профессор Казанского университета Е.В.Адамюк2.

В 1889 г. на медицинском факультете Казанского университета была избрана комиссия в составе профессоров Н.И.Любимова, С.В.Левашова, Н.Ф.Высоцкого для совместной с городским и земским органами само­управления выработки решения об учреждении при университете Казани бактериологической станции. В связи с тяжелой эпидемией дифтерии ко­миссия поставила задачу изучить и оценить способы лечения этой болезни. Предусматривалось проведение опытов по приготовлению антидифтерий- ной сыворотки по Берингу, проверке ее эффективности на больных. Уни­верситет обратился в Казанское губернское земство с просьбой открыть дифтерийное отделение при губернской земской больнице. Земские глас­ные единогласно поддержали ученых университета. По существу это было рождение первой в России научно-методической лаборатории для борьбы с дифтерией. После продолжительных опытов в стенах земской больницы университет и Казанское земство решили созвать в г.Казани съезд предста­вителей земств и врачебной администрации Волжско-Камского края по воп­росам борьбы с дифтерией. Областной съезд состоялся в мае 1896 г., на нем присутствовали представители земств 14 губерний России. Съезд обсудил материалы по эпидемиологии дифтерии и единодушно одобрил проект со­здания бактериологического института при Казанском университете. Хода­тайства земств и университета были удовлетворены правительством. Бактериологический институт был открыт 10 февраля 1900 г. И затем зем­ства Поволжья неоднократно финансировали по просьбе ученых университета научные исследования института. Университет со своей стороны проводил в институте курсы по усовершенствованию земских врачей обширного региона.

Многие земства уже в 60-70-е годы настойчиво высказывались за необ­ходимость создания постоянной общеземской организации. Однако до нача­ла 1900-х годов все стремления земств к объединению правительственными органами рассматривались исключительно с точки зрения их политического значения и пресекались в самом корне. Поэтому они приобретали нелегаль­ные и полулегальные формы.

1 РГИА, ф. 1287, оп. 20, д. 509, Л. 338.

2 Флоринский В. Сведения о состоянии и потребностях русских медицинских факульте­тов. СПб., 1876. С. 143-147.

3. Либеральное движение и земские объединения

Нелегальные формы объединения земских деятелей были непосред­ственно связаны с оппозиционным движением и достаточно полно раскры­ты в работах современных исследователей, занимающихся проблемами зем­ского либерального движения (Н.М.Пирумовой, Ф.А.Петрова, П.И.Шлеми- на и др.)1. Мы же выделим и рассмотрим только основные их формы.

Наибольшее распространение получили съезды и частные совещания оппозиционных земских деятелей. В литературе учтено более 40 съездов и совещаний, все они состоялись до 1905 г. В условиях, когда не было обще­земского центра, этого следовало ожидать. Так, именно стремление спло­титься подтолкнуло И.И.Петрункевича и А.Ф.Линфорса созвать съезд зем­цев в Москве в марте 1879 г. Сорок земских гласных собрались на квартире князя Кропоткина. На съезде были заслушаны доклады о юбилее Квитки- Основьяненко в Харькове, о непринятии адреса Черниговского земства и о переговорах с революционерами в Киеве. При обсуждении докладов выска­зывались мнения в пользу постоянной организации земцев для борьбы с правительством и за конституцию. Никаких решений съезд не принимал.

Через 16 лет, в дни коронации Николая II в Москве состоялись част­ные совещания председателей губернских земских управ. На них с яркой речью выступил председатель Московской губернской земской управы Д.Н.Шипов, призвавший к «земскому единению». Участники совещания ре­шили впредь собираться ежегодно. Вторая встреча состоялась с 8 по 11 августа 1896 г. в Н.Новгороде.

Принятые решения касались периодичности такого рода совещаний, разработки их программы и создания с этой целью при Московской управе бюро совещания представителей земств. Политических заявлений ни пер­вое, ни второе совещание не принимали. Они конституировали себя как частные собрания. Однако и такое скромное начинание встретило отпор со стороны администрации, потребовавшей закрыть бюро при Московской уп­раве. Третье совещание состоялось в Москве 18 августа 1898 г., куда земцы съехались по случаю открытия памятника Александру II. На юбилейном банкете они обсудили возможность издания общеземской газеты или журна­ла при Московской управе. Первая попытка создать координирующий об­щеземский орган и проводить регулярные съезды и совещания земских дея­телей завершилось неудачей ввиду неуступчивой политики правительства.

В конце июля 1901 г. прошло тайное совещание земских деятелей, которое обратилось к губернским земским собраниям с предложением обсу­

1 См.: Пирумова Н.М. Земское либеральное движение. М., 1977 и др.

дить на очередных сессиях следующие политические вопросы: понижение имущественного ценза при избрании земских гласных; освобождение земств от бюрократической опеки и расширение их полномочий; гражданское рав­ноправие крестьян, податную реформу, выборный мировой суд; упразднение предварительной цензуры; отмену актов, вводящих положение о чрезвычай­ной охране государственного порядка. Призывы, раздававшиеся на этом со­вещании, а также рост политического напряжения в стране обсуждались на легальном съезде деятелей кустарных промыслов в Полтаве в сентябре 1901 г. Съезд собрал более 200 человек из пяти губерний, представлявших главным образом земских гласных и служащих. После 10 дней работы съезд принял резолюции о расширении полномочий земского самоуправления.

Хотя земцы собирались на московский съезд тайно, правительство бы­ло осведомлено о нем и выразило «свое неудовольствие». Участники съезда, в том числе 15 председателей губернских земских управ, получили высочай­ший выговор. В ответ князь Павел Д. Долгоруков, граф П.А.Гейден и М.А.Ста- хович написали министру внутренних дел В.К.Плеве дерзкое письмо. В нем они вины за собой не признали, а выговор объяснили доносом Плеве государю.

В начале 1903 г. земская оппозиция стала выступать решительнее и вышла на земские собрания с требованием о привлечении выборных от земств к законодательной работе. Платформу соответствующей агитации выработало частное совещание земских деятелей, состоявшееся в апреле

Следующее частное совещание земцев состоялось в феврале 1904 г. В Москву съехались 40 человек (в т. ч. Д.Н.Шипов, Н.Н.Львов, Ф.И.Родичев,

В.И.Колюбакин и др.) из 20 губерний. Совещание обсудило тактику оппо­зиции на будущих земских собраниях. Его участники поддержали военные усилия правительства, решив отложить борьбу с произволом и бесправием до окончания русско-японской войны. На совещании восторжествовала уме­ренная оппозиция со славянофильским оттенком.

В сентябре 1904 г. частное совещание земских деятелей постановило созвать в ноябре общеземский съезд и обсудить на нем вопрос о представи­тельном учреждении в стране и его правах.

С 30 октября по 4 ноября прошло 11 совещаний, посвященных пред­стоящему съезду. Официального разрешения на проведение съезда не после­

составе Д.Н.Шипова, И.И.Петрункевича, Г.Е.Львова, П.А.Гейдена и М.В.Ро- дзянко для представления решений съезда государю. Итак, ноябрьский зем­ский съезд сыграл существенную роль в формировании программы и поли­тики либерализма, получил поддержку прогрессивного общества, в целом дал толчок общественному движению в стране. Оппозиционно настроенные земские деятели через съезды и совещания стремились втянуть земства в борьбу за конституцию.

тельство получили городские думы и лица свободных профессий; 2) съезды превратились в действенные центры общественной оппозиции, поскольку все недовольные правительством примыкали к съездам и каждый решал меру своего участия в борьбе (такая организация открыла дорогу не только земским гласным, но и другим общественным кругам); 3) большинство зем­цев выступило против малопродуманных, упрощенных революционных идей, распространявшихся в общественных сословиях низкого социального пол­ожения, уровня образования и политического воспитания (земцы опасались вредных и нелепых действий революционеров, имевших иллюзию ясности и легкой достижимости своих идей); 4) постепенное размежевание сторонни­ков демократической конституции и приверженцев самодержавия, высту­павших вместе под лозунгом борьбы с бюрократией.

Итак, спустя пятнадцать лет после основания земств часть земцев вы­двинула первые политические требования и даже создала нелегальную поли­тическую организацию. Условия российской действительности, отсутствие гражданских свобод подтолкнули к оппозиционной деятельности вовсе не предназначенные для этого учреждения местного самоуправления.

«Союз земцев-конституционалистов» оформился на земском съезде 8 ноября 1903 г. в Москве с целью подготовки конституционных выступле­ний, т. е. обращений земских собраний к правительству и государю о необ­ходимости введения конституции. Было создано бюро союза. Наиболее ак­тивную роль в руководстве играли Д.И.Шаховской, Ю.А.Новосильцев, Петр Д. и Павел Д. Долгоруковы. Члены этого союза были организаторами земс­ких съездов 1900-х годов. Прежде всего они ставили задачу «объединения земских сил с общенародными» и вместе с «Союзом освобождения» (прак­тически все были его членами) составили организационный комитет партии кадетов. После распада союза правое крыло земцев-конституционалистов послужило ядром партии октябристов («Союз 17 октября»), а остальные вошли в состав конституционно-демократической партии.

Создание «Союза освобождения» было подготовлено заграничным жур­налом русских либералов «Освобождение». Начало «Союза освобождения» было положено на совещании либеральных земцев, основателей «Освобож­дения», с группой интеллигентов, состоявшемся 20-22 июля 1903 г. в Шаф- хаузене (Швейцария), где было принято решение об образовании в России местных групп «Освобождения» с последующим их слиянием в единую ор­ганизацию.

Учредительный съезд «Союза освобождения» прошел 3-5 января 1904 г. в Петербурге при участии 48 делегатов: 19 земских деятелей и 22 лиц сво­бодных профессий. В программу были включены положения об уничтоже­нии самодержавия, принятии конституции, гарантии широких прав и сво­бод граждан, проведении социально-экономических преобразований. Устав предлагал рассматривать союз как добровольную федерацию групп, свобод­ных в своей деятельности. Делегаты также обсудили проект будущей кон­ституции.

Основные положения проекта были следующими: представительное правление обеспечивается двухпалатным парламентом; правительство на­значается государем-императором; министр-президент имеет право роспус­ка парламента, но если парламент вторично выскажет недоверие правитель­ству, оно уходит в отставку; указы государя подтверждаются министром- президентом; нижняя палата парламента избирается всеобщим голосовани­ем, верхняя состоит из представителей земств, городов и университетов; за соблюдением конституции наблюдает Сенат. В совет «Союза освобожде­ния» вошли видные земские и общественные деятели: И.И.Петрункевич (пред­седатель), Н.Ф.Анненский (зам. председателя), Н.Н.Львов, Д.И.Шаховской,

В.Я.Богучарский, С.Н.Прокопович, С.Н.Булгаков, Петр Д. Долгоруков, Н.Н.Ковалевский и А.В.Пешехонов.

План был выполнен. Банкетная кампания в декабре 1904 г. дала тол­чок к созданию профессионально-политических союзов интеллигенции, объ­единившихся затем в «Союз союзов».

Союзы интеллигенции (первым из них был Союз инженеров и техни­ков) появились сначала в Петербурге, а затем и в других городах. Тринад­цать столичных союзов в феврале 1905 г. образовали Петербургский Союз союзов. После пяти предварительных совещаний представителей различных союзов 8-9 мая 1905 г. в Москве состоялся съезд, на котором был создан Всероссийский Союз союзов, объединивший 14 союзов: академический, ад­вокатов, агрономов и статистиков, врачей, ветеринаров, железнодорожных служащих, журналистов и писателей, земцев-конституционалистов, женско­го равноправия, равноправия евреев, инженеров и техников, конторщиков и бухгалтеров, учителей, фармацевтов. Съезд принял устав. Главной полити­ческой задачей Союза союзов был провозглашен созыв Учредительного со­брания, избранного всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. Центральное бюро Союза (32 члена) возглавил П.Н.Милюков. Впоследствии в Союз вступили Всероссийский крестьянский союз, союзы лесоводов, слу­жащих правительственных учреждений, учителей низшей и средней школы. Земцы-конституционалисты после I съезда не участвовали в деятельности Союза союзов.

III съезд «Союза освобождения», состоявшийся 25-28 марта 1905 г. в Москве, принял программу, в которую наряду с требованием установления конституционного строя со всеобщим избирательным правом были вклю­чены пункты о наделении крестьян землей, в том числе и путем принудительно­го выкупа части помещичьих земель, о введении 8-часового рабочего дня.

Под влиянием «Союза освобождения» земская оппозиция приняла ряд демократических требований, а значительная часть интеллигенции отмеже­валась от социалистических партий. Как следствие, к ноябрьскому съезду земских деятелей (1904 г.) их абсолютное большинство высказалось за кон­ституцию на принципах всеобщего избирательного права, а чуть позже и Учредительного собрание. К этому времени именно земская оппозиция с

лозунгом политических и социальных реформ находилась в центре общес­твенного движения и вела активную борьбу за массы.

IV съезд «Союза освобождения», состоявшийся 23-25 августа в Моск­ве, принял решение о подготовке к выборам в Булыгинскую думу, о борьбе за крестьянство и избрал комиссию для создания партии кадетов. Програм­ма «Союза освобождения» дополнила программу конституционно-демокра­тической партии. Созвать учредительный съезд этой партии трудности не представляло. Радикальные земцы и лица свободных профессий (будущие члены партии кадетов) достаточно хорошо знали друг друга по совместной деятельности на земских съездах и совещаниях, а также по работе в «Союзе освобождения» и Союзе союзов. Первоначальную организационную струк­туру партии могли представлять отделы «Союза освобождения» и некото­рых радикальных земских учреждений. После формирования партии каде­тов «Союз освобождения» (октябрь 1905 г.), «Союз земцев-конституционалис- тов» (октябрь 1905 г.) и Союз союзов (1906 г.) прекратили свою деятельность.

Итак, с созданием партий и квазипарламента завершается деятельность земских нелегальных объединений. С этого времени активная часть земских деятелей составила костяк Государственной Думы и Государственного сове­та и политических партий, прежде всего, кадетов и октябристов. Высказы­вания о необходимости создания постоянной легальной общеземской орга­

низации в 1900-е годы становятся более настойчивыми1. Так, например, съезд представителей земств и городов по вопросам земского и городского строительства, состоявшийся в апреле 1911 г. в Ярославле, вынес следую­щую резолюцию: «Необходимо выяснить вопрос о возможности группового или общего соглашения и самодеятельности земств в целях возможного уде­шевления цен на цемент, и вне зависимости от правительственных субси­дий». Третий Всероссийский съезд по кустарной промышленности принял резолюции, рекомендующие объединение земств.

«§ 16. Необходимы областные союзы земств, связанные общностью рынков сбыта.

§ 17. Необходимо общеземское объединение.

§ 23. Необходимо отыскивать заграничные рынки для сбыта кустар­ных изделий».

Областное совещание по животноводству в Харькове (1912 г.) призна­ло желательным соглашение земств соседних губерний для закупки боль­ших партий скота. Саратовское областное сельскохозяйственное совещание 1911 г. приняло резолюцию, рекомендующую земствам развивать широкую посредническую деятельность по объединению закупок. Оно признало не­обходимость широкой организации союзов земств и объединения их во Все­российский союз по закупке сельскохозяйственного инвентаря. Уфимское общеземское совещание 1913 г. постановило объединить деятельность земств в книгоиздательском деле, учредив общеземское книгоиздательство и кни- гопродавческое товарищество.

Идея легального объединения земств встретила в обществе самый со­чувственный отклик. Однако в виду отсутствия в стране законодательства о союзах «увенчать здание» земских учреждений путем создания общеземско­го постоянного союза до 1914 г. не удалось. Правда, закон 31 января 1906 г. легализовал соглашения земств о совместной закупке необходимых в сельс­ком быту предметов. Чуть раньше, в 1903 г. был узаконен земский пере­страховочный союз. Четвертого июня 1913 г. в Государственную Думу посту­пило законодательное предложение о земских и городских союзах и съездах.

Читайте также:  Гигрома запястья лечение народными средствами отзывы

4. Земские союзы делового качества

Обращаясь к деятельности легальных земских союзов и товариществ, следует прежде всего выделить перестраховочные союзы, областные пересе­ленческие организации, союзы для производства различных закупок и об­

1 Календарь-справочник земского деятеля на 1913 г. С. 69, 81.

щеземскую организацию для помощи раненым и больным воинам на Даль­нем Востоке1.

Перестраховочный союз был учрежден в 1904 г. 16 губернскими зем­ствами с целью уравновесить убытки отдельных земств по страхованию. К 1910 г. в союзе было 13 земств, но затем к нему стали примыкать и другие земства. В 1903 г. в Харькове состоялось совещание по вопросу о создании южно-русского областного перестраховочного союза. Однако соглашения достигнуто не было.

Гораздо жизненнее оказались земские областные переселенческие орга­низации. Их было две: южнорусская и центральная. Первая была создана в октябре 1907 г., во время первого областного переселенческого съезда в Харькове. В 1908 г. был выработан устав южнорусского переселенческого союза. В 1910 г. в состав переселенческих организаций входило 7 губернс­ких земств.

Другая переселенческая организация была создана в 1909 г. во главе с Орловским земством и объединила 6 губернских земств центральных губер­ний. Значительного развития последняя организация не получила.

1 См.: Трутовский В. Современное земство. С. 136-139; Веселовский Б. История земст­ва. Т. II, IV; Земское дело. 1915. № 3. С. 201-202; № 13-14. С. 804-806; 1916. № 20. С. 857­858; Полнер Т.И. Общеземская организация на Дальнем Востоке. Т. 1, 2. М., 1908-1910 и др.

Упомянутыми съездами был выработан и соответствующими земскими собраниями одобрен устав, который в 1905 г. был представлен на утвержде­ние в МВД. Министерство отклонило ходатайство и приостановило наме­ченную организацию совместной выписки товаров земствами до пересмотра земского Положения 1890 г. Однако Орловское губернское земство продол­жало начатую деятельность на свой личный капитал и под свою материаль­ную ответственность. Эта деятельность постепенно развивалась как с возраста­нием числа клиентов от земств, так и с постепенным удешевлением сельско­хозяйственного товара и расширением района земской деятельности. Соот­ветственно сократилось число заводов-монополистов и их агентов, которые лишали земства непосредственных связей с заводами. Размеры операций за 10 лет увеличились с 180 до 730 тыс. руб. Пользуясь законом 1906 г. земства образовали в 1910 г. Орловское товарищество, в состав которого к 1916 г. входили 9 губернских и более 40 уездных земств. Обороты товарищества в 1913-1914 отчетном году достигли 2238 тыс. руб.

Образование этого закупочного союза вызвало соответствующую реак­цию со стороны синдикатов и заводчиков. В свою очередь, и земские това­рищества решили идти далее по пути объединения. В конце 1914 г. все они

совместно с Московским народным банком, союзами кредитных товариществ и некоторыми из сельскохозяйственных обществ объединились в общий закупочный союз. Местом заключения договорных соглашений с заводами было избрано Орловское земское товарищество.

К 1917 г. обороты только Киевского товарищества достигли 5,5 млн. руб. ежегодно при расходной смете в 100 тыс. руб. Так, например, в 1916 г. товарищество доставило своим членам около 200 тыс. пудов шпагата, до 5 тыс. жаток, 500 сенокосилок, 600 сноповязалок и около 1000 конных гра­бель. На 1917 г. оно заказало в Америке и Швеции 150 тыс. пудов шпагата, 700 сноповязалок, 10 тыс. жаток, 3 тыс. сенокосилок и 2 тыс. конных гра­бель. В ноябре 1916 г. товарищество открыло новые отделы: семян и удоб­рений, технический, экономической статистики, а также центральное бюро объединенных складов. Развиваясь усиленными темпами, товарищество в 1917 г. объединило 48 земств. Не ограничиваясь ведением коммерческих операций в интересах своих членов, оно не оставляло и культурно-просве­тительной стороны своей деятельности: издавало журнал «Машина в сельс­ком хозяйстве», который все более и более завоевывал симпатии в среде сельских хозяев, серию популярных брошюр по вопросам, тесно связанным с деятельностью товарищества, популяризируя таким образом успехи сельско­хозяйственного машиностроения в крае; в 1917 г. были организованы первые земские курсы для монтеров сельскохозяйственных машин; значительные сум­мы выделялись на содержание народных библиотек и Народных домов и т.п.

Кроме общеземских товариществ и союзов существовали и областные бюро и союзы, организованные для тех же целей. Так, Самарское бюро обслуживало преимущественно юго-восточный рынок, а созданное в 1910 г. Харьковское бюро объединило Таврическое, Херсонское, Полтавское, Ека- теринославское и Харьковское губернские земства, закупавшие огромные партии сельскохозяйственных орудий.

Во многом под влиянием того морально-общественного напряжения, которое охватило российское общество в период русско-японской войны 1904-1905 гг., легальное объединение земств стало реальным фактом жизни.

В 1904 г. возникла общеземская организация для помощи больным и раненым воинам. Ее почин исходил от комиссии Московского губернского земства, созданной для удовлетворения потребностей, вызванных войной, которую возглавлял крупнейший земский деятель Д.Н.Шипов. Комиссия пред­лагала объединить земства в деле помощи раненым. Идея имела значитель­ный успех в земских кругах, жаждавших принять активное участие в развер­тывавшихся событиях, но встретила противодействие со стороны влиятель­ных общественных групп. Так, например, «Московские Ведомости» загово­рили об интригах Шипова, который, по мнению газеты, «вносит политику в святое дело помощи больным и раненым». Но как раз в это время восемь представителей земств подали главноуполномоченному Красного Креста графу Воронцову-Дашкову записку, где были сформулированы основные принци­пы общеземской организации, которые и были одобрены Красным Крестом. Таким образом, первый устав общеземской организации был непосредствен­ным продуктом земского юридического творчества.

Руководящим центром общеземской организации являлся комитет, со­стоявший из представителей земств и уполномоченных на театре военных действий и имевший консультативные функции. Задачей организации было оказание санитарной и продовольственной помощи фронту. Ее представитель входил на правах члена в комитет Красного Креста. Через некоторое время в организацию входило уже 15 земств, располагавших в общей сложности суммой, превышавшей 1 млн 100 тыс. руб. Кроме того, многие земства собирались присоединиться к общеземской организации. Однако МВД зап­ретило дальнейшее присоединение к этой организации новых членов. Об­щеземский комитет также был отдан под контроль МВД.

Деятельности общеземской организации постоянно мешали админист­ративные препятствия. Так, председатели земских управ частным образом были предупреждены губернаторами со ссылкой на циркуляр МВД (текст которого содержался в тайне) о нежелательности присоединения к обще­земской организации. Постановления земских собраний по этому поводу опротестовывались губернской властью. Основанием для протеста выставля­лась формальная незаконность общеземской организации. Только с наступ­лением «эпохи доверия» объединенные земства получили возможность нор­мального функционирования.

ны земств составили 124.772 руб. Санитарно-врачебными отрядами было принято 50.835 раненых и больных. За три года общеземская организация, развернув достаточно широкую деятельность, израсходовала 581 тыс. руб., остаток составил 664 тыс. руб. Весь этот остаток и другие поступления после войны она направила на помощь пострадавшим от неурожая. За 1904­1914 гг. общеземская организация выполнила и большую культурную работу.

Подробно функции и структура общеземской организации были опре­делены 30 августа 1905 г. на съезде представителей земств.

Таким образом, объединение земств на хозяйственной почве к началу I мировой войны показало, что у них имеется много сходных и вполне реальных целей. С одной стороны, земства, сами являясь потребителями, пытаются установить прямые контакты с производителями для удовлетворе­ния своих нужд. С другой стороны, они выступают в роли посредников, конкурируя с частными торговцами и оказывая местному населению доволь­но значительную услугу понижением цен на продукты.

Потребительные закупки земств коренным образом отличались от их посреднических закупок. В первом случае у земств был вполне устойчивый и определенный рынок, и, следовательно, потребительский спрос уже зара­нее определял сбыт. Во втором случае под влиянием необходимости бороть­ся с частными конкурентами земства выступили на открытом рынке как равноправные с другими продавцами. Поэтому потребительные объединения земств находились в гораздо более благоприятных условиях, чем посредни­ческие. Перед земствами открывалась возможность широкой организации, в первую очередь, объединения своих потребительных закупок. Таким обра­зом, вполне была возможна муниципализация аптечного дела с полным ус­транением посредников, выработки материалов для земских построек и зда­ний (цементных и др. заводов), книжного дела и т.д. За ней могла последо­вать муниципализация процесса производства продуктов, так как земский союз являлся самым крупным покупателем на рынке, с которым могли кон­

курировать только синдикаты. Поскольку у него был рынок сбыта (его по­купателями было огромное количество жителей деревни), земское объеди­нение шло в том же направлении, что и кооперативные организации.

5. Первая мировая война и земский союз

Создание союзов земств и городов рассматривалось как фактор патри­отического подъема и сначала вызвало самое благоприятное отношение со стороны правительства, которое 12 августа 1914 г. официально санкциони­ровало открытие союзов. Союзы эти были родственными по своему составу, общему направлению деятельности и задачам. В основе этих организаций лежали земства и городские думы.

ВЗС состоял из центральных (собрание представителей земств и глав­ный комитет) и местных органов (губернские и уездные комитеты). Со вре­менем были созданы фронтовые комитеты и областные союзы земств. Выс­шим органом ВЗС являлось собрание представителей земств, по два от каж­

Своеобразным было положение местных органов ВЗС, так называе­мых местных комитетов. Последние распадались на губернские и уездные. Они совершенно не зависели от Главного комитета и съезда уполномочен­ных. Их структура определялась волей отдельных земских собраний и имела самый различный характер. Местным органом в одной губернии являлась

На губернских земских комитетах лежала забота о своевременном рас­пределении поступающих раненых и больных по уездам и отдельным мест­ностям губернии. Им доставлялись сведения о количестве свободных поме­щений в уездах, а они, в свою очередь, уведомляли уезды о возникающих нуждах. Кроме того, комитеты заботились о размещении раненых в лечеб­ных учреждениях губернского земства и об устройстве для них специальных госпитальных учреждений. Они же выдавали субсидии недостаточным уезд­ным комитетам.

Уездные комитеты состояли из избираемых уездными земскими собра­ниями гласных и управы. Они учреждались по мере необходимости, и их деятельность должна была согласоваться с местными условиями. Работу в этих комитетах осуществляли главным образом земские служащие (статис­тики, агрономы и особенно врачи).

Созданная земствами густая сеть лечебниц давала возможность исполь­зовать их в качестве организационных пунктов для лечения раненых и при­зревать тех из них, которым не требовалось госпитального лечения. Земс­кий врачебный участок представлял собой естественную территорию для организации местной общественной самодеятельности. В участке земской лечебницы обычно возникали более мелкие местные (участковые) комите­ты, которые организовывали сбор пожертвований, подыскивали помещения для призреваемых раненых, снабжали их одеждой и т. п. Представители таких комитетов, на которых лежала вся организационная работа на местах, были представлены в уездных комитетах. С этой целью при уездных земс­ких управах периодически проводились совещания.

Таким образом, уездные комитеты играли регулирующую и направля­ющую роль. Так, в Ярославской и Московской губерниях они с самого начала были признаны объединительными органами в уездах по отношению ко всем другим общественным и частным организациям в деле призрения и

лечения больных воинов. В Костромской губернии в задачи и цели уездных комитетов входило привлечение к делу помощи раненым кооперативов, по- печительств и отдельных лиц и организация отделений комитетов внутри уездов.

В Астраханской губернии кроме уездных комитетов были образованы еще и волостные. Их состав был следующим: земские гласные, живущие в волостях, волостной старшина, 2-3 человека, избранные съездом, священ­ник, земский учитель, земский врач и другие служащие, живущие в данной местности, а также лица, которые с согласия земских представителей могли быть приглашаемы. В Нижегородской губернии внутри уездов также дей­ствовали волостные организации различного типа. В Уфимской губернии возродились санитарно-благотворительные попечительства.

Хотя местные комитеты организовывались в том или ином виде в зави­симости от усмотрения отдельных земских собраний, в своей деятельности они подчинялись Главному комитету, который руководил их работой, реко­мендовал способы ведения дела, указывал желательную форму отчетности и т. п. В известной мере, следовательно, организация этих комитетов опреде­лялась и волей ВЗС.

Юридической основой ВЗС служило соглашение, выработанное на съез­де представителей губернских земств 30 июля 1914 г., одобренное губернс­кими земскими собраниями, вступившими в союз, и позднее получившее Высочайшую санкцию. Высочайшая санкция имела в данном случае значе­ние специального утверждения соглашения, выработанного земским съез­дом. Нельзя забывать, что земства творили право в области, близко соприка­сающейся со сферой, составляющей прерогативу императора.

Внутренняя организация ВЗС основывалась на соглашении 1914 г. В ряде случаев оно гораздо последовательнее придерживалось принципов само­управления, чем само Положение 1890 г., и, отклоняясь от буквы закона, представляло собой шаг вперед в процессе развития института самоуправ­ления на российской почве (особенно следует отметить освобождение ВЗС от мелочной административной опеки в виде утверждения служащих по выборам и по назначению и т. п.).

Итак, ВЗС представлял собой общественную организацию, занимаю­щую самостоятельное положение благодаря единству органов, осуществляю­щих земские цели в национальном масштабе. Вступление в союз соверша­

лось добровольно. Это объединение, преследуя публично-правовые цели, органически развивало публично-правовые полномочия, выданные органам земского самоуправления законом, и это развитие осуществлялось в юриди­ческих формах, допускаемых правом. При исполнении своих задач, связан­ных как с обороной страны, так и с областью внутреннего управления (орга­низация помощи беженцам, юридической помощи, бирж труда, призрения увечных), ВЗС приходилось вступать в самые разнообразные отношения с органами государственной власти и населением. В известной степени ей были присвоены нормативные функции (принятие постановлений и т. п.). Главный комитет обладал в широком смысле слова правом автономии, пра­вом создания новых органов и определения их внутреннего распорядка. При­нудительная юридическая власть союзу, как и вообще земствам, не была предоставлена.

Административно ВЗС строился на принципе строгой централизации. Исполнительной властью в неопределенно широких размерах обладал Глав­ный комитет. Исключение составляла медицинская организация союза: все постановления медицинского характера обсуждались медицинским советом и приводились в исполнение врачебным бюро; уполномоченные медико­санитарных отделов не назначались, а выбирались. За Главным комитетом сохранялось право мотивированного отказа в утверждении.

Как ни отличилась степень власти разных категорий служащих, они все работали для единой цели и исполняли определенную социальную фун­кцию, вверенную общественной организации, и с этой точки зрения их можно признать состоящими на общественной службе. Опираясь на эту почву, земским служащим удалось выработать многие институты, принци­пиально приближающие вольнонаемную земскую службу к государственной службе правового государства. В этом же направлении развивались и слу­жебные отношения ВЗС.

Перейдем к рассмотрению деятельности ВЗС. С начала войны ВЗС ставил перед собой задачу прежде всего помощи больным и раненым. Союз устраивал госпитали, лазареты, оборудовал санитарные поезда, открывал питательные пункты по путям следования раненых, организовывал сбор по­жертвований, а также производил закупки медикаментов и белья для ране­ных, занимался комплектованием медицинского персонала и организовывал склады. С осени 1914 г. союз стал обслуживать непосредственно фронтовые тылы. С этой целью Главный комитет направлял на фронты уполномоченных, при которых были созданы специальные фронтовые комитеты.

В Главный комитет ВЗС входили либерально настроенные земские деятели (кадеты и октябристы) во главе с князем Г.Е.Львовым, которые впоследствии, с 1915 г. встали на позицию «прогрессивного блока».

Для доставки раненых с фронта ВЗС оборудовал специальные санитар­ные поезда, которые направлялись с тыла на фронт, привозили на передо­вые позиции медикаменты, перевязочные средства, съестные припасы, белье и т.д. На обратном пути поезда забирали раненых для доставки в тыловые госпитали и больницы. Всего союз организовал 50 санитарных поездов на 22.500 чел. На 1 января 1916 г. на этих поездах было перевезено до 600 тыс. раненых. Огромные массы раненых и увечных воинов планомерно распре­делялись по всей стране. С этой целью была создана сеть областных распре­делительных пунктов, соединенных прямым железнодорожным сообщением с фронтами. Организация лечения больных и раненых потребовала от ВЗС создания целого ряда вспомогательных учреждений. Союз организовал в широком масштабе заготовку медикаментов и перевязочных средств, кото­рые преимущественно закупались за границей и изготовлялись на неболь­ших предприятиях самих земств. ВЗС имел свой химико-фармацевтический завод с годовой продукцией на 1 млн руб., ряд дезинфекционных камер, бани, прачечные и различные лаборатории.

Наряду с оказанием прямой помощи раненым ВЗС с самого начала своей деятельности занимался заготовкой белья, одежды и обуви. На 15 октября 1914 г. было закуплено белья и теплой одежды для раненых на сумму свыше 9 млн руб. К 1 января 1915 г. затраты союза на эти цели достигли 25,5 млн руб. До мая 1915 г. ВЗС получил заказы от интендантства на изготовление 7,5 млн комплектов белья, 1,2 млн рубах, 1,2 млн брюк, 3,5 млн полотнищ для солдатских палаток и т.д. На 1 января 1916 г. союз заготовил одежды и обуви на 111 млн руб.

ные артели, кооперативы и т.д. Немало сделал ВЗС и для оказания помощи беженцам, число которых на 1 мая 1916 г. доходило до 600 тыс. чел. Союз и губернские земства занимались распределением и расселением беженцев во внутренних губерниях страны, оказывали им врачебно-санитарную и ма­териальную помощь, организовывали их перевозку. Для большей централи­зации этого дела союзы земств и городов создали единый объединенный отдел по обустройству беженцев.

С осени 1914 г. ВЗС стал обслуживать и непосредственно фронты. На фронтах были созданы полевые госпитали, амбулатории, банно-прачечные отряды, больницы для заразных больных, лаборатории, склады, починочные мастерские, солдатские лавки и т. п. Всего с 1 января 1916 г. союз создал на фронтах 2500 различных учреждений, в которых работали до 15 тыс. чело­век обслуживающего персонала. На одном только западном фронте ВЗС имел 235 лечебных учреждений на 14 550 коек. В течение 1915-1916 гг. через эту госпитальную сеть прошли 321 тыс. больных и раненых. Для рабо­ты на фронтах союз получал от правительства огромные суммы. Так, один только комитет западного фронта ВЗС с 1 октября 1915 г. по 1 октября 1917 г. получил на содержание своих учреждений 208 млн руб.1

Читайте также:  Как восстановить силы после болезни народными средствами

С лета 1915 г. работа ВЗС по снабжению армии значительно усложни­лась, это было связано с общеполитической ситуацией в стране. В конце мая были созданы военно-промышленные комитеты, поставившие перед собой задачу мобилизовать промышленность для работы на войну. Одновременно с этим союзы земств и городов, имевшие к тому времени немалый опыт в деле выполнения военных заказов по снабжению армии, решили расширить свою деятельность и распространить ее на заготовку всевозможных предме­тов снаряжения и вооружения.

1 См.: Краткий очерк деятельности Всероссийского земского союза на 1 января 1916 г. М., 1916; Загряцков М. К вопросу об юридической природе Всероссийского земского союза. М., 1916; Погребинский А.П. К истории союзов земств и городов в годы империалистичес­кой войны // Исторические записки. Т. XII. М., 1941; Земское дело. 1917. № 1, 4 и др.

го слияния союзов земств и городов, они продолжали существовать и после создания Земгора как вполне самостоятельные организации. Некоторые опе­рации по снабжению армии (например, выполнение заказов интендантства на белье и обувь) союзы продолжали выполнять самостоятельно.

Предполагалось, что военно-промышленные комитеты сосредоточат в своих руках руководство крупной и средней промышленностью, деятель­ность же союзов будет направлена на организацию мелкой промышленнос­ти. Постоянная согласованная работа должна была обеспечиваться взаим­ным представительством военно-промышленных комитетов и союзов. В со­став главных комитетов союзов земств и городов входил А.И.Гучков, а в Центральный военно-промышленный комитет были введены Львов и М.В.Челноков (председатель Всероссийского союза городов).

Земгор был окончательно сформирован 10 июля 1915 г. Его местными органами были губернские и уездные комитеты, куда входили представители земств и городских дум. Сопредседателями Земгора стали Львов и Челно­ков. В связи с созданием нового объединения Львов писал: «Перед русским земством открывается новое широкое поле деятельности. Нужно привести в известность и использовать все существующие на местах технические воз­можности; нужно осуществить мобилизацию нашей фабрично-заводской и ремесленной промышленности. Ни один слесарный станок не должен сей­час стоять втуне»1.

Земгор специализировался на поставке военного снаряжения простей­шего типа и предметов первой необходимости, которые не требовали для своего производства крупных механизированных предприятий, а могли из­готовляться в небольших кустарных мастерских. Местные комитеты постав­ляли повозки, сапоги, кухни, седла, топоры, кирки, лопаты и т.д. Например, Пермское губернское земство изготовило при помощи кустарей-сапожников по заказу Земгора 60 тыс. пар сапог.

1 Известия Главного комитета ВЗС. 1915. № 17. С. 2.

С 1916 г. Земгор начал поставлять в армию гранаты, бомбы и артилле­рийские снаряды. Он организовал также специальные инженерно-строитель­ные дружины, которые производили дорожные работы и возводили форти­фикационные сооружения на фронте. Так, например, на западном фронте было организовано 19 таких дружин, которые состояли из 74 тыс. рабочих, а на кавказском фронте в дружинах работали 45 тыс. человек. Одновре­менно Земгор, Главные комитеты союзов земств и городов продолжали вы­полнять заказы интендантства по снабжению армии бельем и теплой одеж­дой. Так, в начале 1916 г. ВЗС получил заказ на изготовление 4 млн. полу­шубков, 5 млн пар валенок, 10 млн пар чулок, 5 млн пар перчаток, всего на сумму свыше 80 млн руб.

И, наконец, Земгор сосредоточил необходимые средства, т. к. на его содержание отчислялось 2% от общей стоимости заказов. Помимо этого от 1 до 10% себестоимости начислялось на так называемые организационные расходы. На эти средства в 1916 г. Земгор скупил акции акционерного об­щества «Поставщик», основной капитал которого составлял 5 млн руб.

1 Земское дело. 1917. № 1. С. 5.

Согласно анкете Александровского уездного земства в 1909 г. 85% земств высказались за организацию юридической помощи населению. И, действительно, в 1915-1917 гг. в силу указанных выше причин юридические консультации или юридические бюро и отделы при управах были созданы многими земствами.

Одним из первых в годы войны юридическую помощь населению орга­низовало Ялтинское уездное земство. При управе с 1 января 1915 г. была учреждена должность юрисконсульта, которому было поручено давать зак­лючения по всем делам земства юридического характера, рассматривать за­явления о неправильности земского обложения, составлять договора с раз­личными земскими поставщиками и т. п. В чрезвычайном земском собра­нии 22 апреля 1915 г. было решено поручить юрисконсульту дачу юриди­ческих советов обращавшимся к нему за помощью жителям уезда. На разъезды юрисконсульта по уезду была ассигнована специальная сумма: он периоди­чески должен был принимать клиентов на местах, заранее уведомляя ста­рост о дне своего приезда. Советы давались бесплатно, бесплатно также составлялись различные бумаги. Защита на суде допускалась только в ис­ключительных случаях (по уголовным делам).

особое бюро для дачи советов и разъяснений по делам о подоходном налоге, для составления деклараций плательщикам налога и т. п.

Кроме оказания юридической помощи местному населению, Ялтинс­кое земство организовало юридическую помощь больным и раненым воинам в лазаретах ВЗС, расположенных на южном берегу Крыма (здесь было свы­ше 2000 солдатских коек). Эти лазареты частично обслуживались справоч­но-юридическим бюро Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям. Оно работало в тесном контакте с земством: среди членов бюро было много земских служащих, земство предоставило бюро помещение и оплачивало часть его канцелярских расходов и т. п.

Нижегородский земский союз приступил к организации юридической помощи с 1916 г. В ее основу были положены следующие принципы: 1) юри­дическая помощь населению должна быть бесплатной; 2) ее должны оказы­вать лица с высшим юридическим образованием, обладающие практическим опытом, «соединенным со знанием крестьянского права и специальных за­конов военного времени»; 3) консультанты должны иметь связь «с обще­ственными элементами»; 4) консультации должны быть по возможности близ­ки к населению; 5) консультации должны вести дела, а не ограничиваться только советами и оформлением прошений; 6) консультации не должны вести спорных судебных дел, но лишь охранять интересы обращающихся к ним лиц перед административными и судебными учреждениями при отсут­ствии судебного спора.

ную помощь и заботу и т. п.; 3) оказание содействия по выполнению тех же функций уездным отделениям бюро, руководство их деятельностью в нуж­ных случаях, снабжение их необходимой литературой.

Деятельность нефронтовых губернских и уездных комитетов ВЗС име­ла свою специфику и заключалась прежде всего в помощи семьям призван­ных на военную службу. В качестве примера, рассмотрим формы и методы работы Нижегородского губернского комитета ВЗС. Нижегородский союз за 2,5 года войны на помощь семьям призванных на военную службу ассиг­новал только земских средств 615 тыс. руб. Помощь эта оказывалась через уездные и волостные комитеты и выражалась в следующем: 1) продоволь­ственное обеспечение; 2) обсеменение, обработка и уборка полей; 3) оплата квартир; 4) одежда и обувь; 5) покупка скота; 6) плата за обучение в учеб­ных заведениях. Губернский комитет земского союза помимо распределения средств между уездами оплачивал обучение детей призванных на военную службу в учебных заведениях Н. Новгорода, снабжал протезами пострадав­ших воинских чинов и субсидировал организации, преследующие сходные с губернским комитетом задачи.

ло Нижегородский губернский комитет оказывать помощь и юридическими советами на изложенных выше принципах.

нанию. Учебные программы были весьма гибкими и соответствовали уров­ню развития слушателей.

На общеобразовательных курсах преподавание велось в зависимости от подготовки слушателей, начиная с обучения грамоте до прохождения программы двухклассного министерского и высшего начальных училищ. Ко­оперативные курсы с программой, рассчитанной на срок 4-6 месяцев, имели целью подготовить воинов-инвалидов для службы в сельских потребитель­ных обществах, кредитных и ссудосберегательных товариществах в каче­стве счетоводов-делопроизводителей. Преподавание также было приспособ­лено к умственному развитию лиц, получивших начальное образование в объеме начальной школы.

Приют, мастерские и курсы для инвалидов развивались настолько ус­пешно, что Главный комитет ВЗС, всемерно поддерживавший начинания Нижегородского губернского земства, выделил на приобретение усадьбы и дома для приюта в Н.Новгороде 100 тыс. руб. Помимо помощи прямым жертвам войны Нижегородское губернское земство организовало школьную колонию на 80 детей павших и пострадавших воинов. Колония располага­лась на участке в 50 дес., пожертвованном землевладелицей С.В.Прутченко, и существовала на средства Романовского комитета, ассигнования дворян­ства и земства, на частные пожертвования. Курс обучения ремеслам и зем­леделию намечался 8-летним.

Роль ВЗС и Земгора не может быть оценена только на основании данных о практической деятельности этих организаций. ВЗС и Земгор, как и другие родственные им организации, военно-промышленные комитеты, были также политическими объединениями либеральной общественности. В начале войны, когда либеральные круги держали курс на единение с пра­вительством, ВЗС, полностью исходя из этой установки, проводил свою практическую работу в контакте с правительством. Император Николай II не раз ставил в пример союз за его полезную деятельность. Дело доходило до личных приемов императором руководителей союзов земств и городов, на которых он выражал Высочайшую благодарность за их энергичную работу.

Летом 1915 г., после создания «прогрессивного блока» тон выступ­лений руководителей ВЗС и Земгора изменился. На сентябрьских съездах союзов земств и городов весьма деликатно было отмечено, что правитель­ство противодействует единению общественных сил с властью. В резолюции съезда ВЗС была подчеркнута необходимость обновления власти, которая может быть сильна только при условии доверия страны и единения с закон­ным ее представительством. Съезд избрал специальную депутацию к импе­ратору, которая не была принята Николаем II.

На сентябрьском съезде ВЗС было вынесено решение о координации действий по снабжению армии земского и городского союзов с военно­промышленными комитетами. За такое объединение высказалось и эконо­мическое совещание по борьбе с дороговизной (1915 г.). Однако это не было осуществлено, т. к. правительство, обвиняя военно-промышленные ко­митеты и союзы в политической деятельности, решительно противо­действовало их слиянию. Но между комитетами и союзами был полный контакт, и они проводили не только единую политическую линию, но и вполне согласованную практическую работу.

Съезды союзов земств и городов, созванные после временного роспус­ка Государственной Думы, явились политической трибуной для «прогрес­сивного блока». Критика правительства со стороны представителей союзов земств и городов носила довольно умеренный характер. Львов и Челноков призывали делегатов съезда к политическому благоразумию, подчеркивая, что в борьбе с отдельными министрами нужны выдержка и терпение. Пра­вительство, которое отнюдь не было склонно выполнять программу «про­грессивного блока», решило урезать деятельность союзов и всячески препятствовало в дальнейшем созыву их съездов.

Следующие съезды союзов земств и городов удалось созвать лишь в марте 1916 г. На этот раз критика правительства Николая II приняла более резкий характер. Союзы взяли курс на обновление власти и политическую реформу. Открывая съезд уполномоченных земств, Львов охарактеризовал истекшее полугодие как «полугодие решительного натиска власти на обще­ственность. Они наносили свои удары в забвении великого дела победы и нравственного долга перед родиной»1. С резкой речью выступил представи­тель военно-промышленного комитета Коновалов, который призвал съезд присоединиться к лозунгу «необходимости обновления власти на принципе ее ответственности». Однако съезд ВЗС не принял формулы ответственного министерства, а остался на позиции более умеренного требования о созда­нии правительства доверия. В таком же духе была составлена и полити­ческая резолюция союза городов.

Одновременно с требованием создания министерства доверия на съез­де ВЗС снова был поднят вопрос об объединении деятельности союзов и военно-промышленных комитетов. Это было особенно необходимо для уре­гулирования продовольственного вопроса, состояние которого внушало се­рьезные опасения общественности. Стремление к объединению вылилось в создание Центрального комитета общественных организаций по продовольст­

1 Журналы заседания собрания уполномоченных губернских земств в Москве 12-14 марта 1916. С. 4.

венному делу, в состав которого вошли представители союзов земств и горо­дов, Центрального военно-промышленного комитета, Московского народ­ного банка, Всероссийской сельскохозяйственной палаты, Вольного эконо­мического общества, совета съезда представителей промышленности и тор­говли, съезда представителей биржевой торговли и сельского хозяйства, ко­операции. Таким образом, объединенный комитет по продовольственному делу включил в свой состав всю либеральную общественность.

Помимо продовольственного дела ВЗС пытался также решить ряд дру­гих важнейших экономических проблем и активно вмешивался в руковод­ство хозяйственной жизнью страны. Союз был привлечен к работе в органи­зованные правительством особые совещания по продовольствию, топливу, перевозкам и обороне. Представители ВЗС выступали на особых совещани­ях с представителями союза городов и военно-промышленных комитетов и пытались оказать влияние на общее направление работ особых совещаний. Так, например, помимо общей постановки вопроса о мерах по увеличению выпуска металла и о порядке его распределения, ВЗС поставил перед Осо­бым совещанием по обороне вопрос о передаче в распоряжение союза 26 млн. пудов железа для выполнения заказов военного ведомства, а также на нужды населения. Союзы земств и городов указывали, что земства имеют известный опыт в снабжении населения и что у них есть большая сеть складов, приспособленных для торговли железом. Союзы пытались также бороться с недостатком рабочей силы, который остро ощущался в годы войны. С этой целью при земствах и городских думах были организованы 153 бюро труда, которые объединялись единым Всероссийским бюро труда. Особое внимание земства уделяли использованию труда беженцев, которых к началу 1916 г. было 2 млн 400 тыс. человек.

В ответ на повысившуюся политическую активность ВЗС и его отделе­ний правительство с 1916 г. усилило борьбу с союзами земств и городов и военно-промышленными комитетами. Союзы земств и городов были обви­нены в расточительстве и создании хозяйственной разрухи в стране. Одна­ко, несмотря на это, князь Львов призывал земства «со спокойной совестью, не смущаясь обвинениями и не взирая на искусственно создаваемые препят­ствия, продолжать тот путь служения родине и армии, на который они всту­пили два года тому назад»1.

Правительство стало принимать меры, направленные к сужению дея­тельности союзов земств и городов, как на фронте, так и в тылу, а также резко сократило их представительство в особых совещаниях. Фронтовые комитеты союзов были взяты под наблюдение разведывательными отделами

1 Городское дело. 1916. № 13-16. С. 702.

армии. Особенно обострилась борьба с правительством накануне февраля 1917 года. В декабре 1916 г. полицией был разогнан V съезд союза городов, на котором должен был обсуждаться продовольственный вопрос. В январе 1917 г. была арестована рабочая группа Центрального военно-промышлен­ного комитета. ВЗС резко осудил эти действия правительства и поддержал идею о смещении Николая II с престола.

После февраля 1917 г. большинство деятелей ВЗС очутились у руля государственного управления. Ряд из них стали членами Временного прави­тельства, многие заняли ответственные государственные посты, как в цент­ре, так и на местах.

ВЗС и земства, городские думы стали одной из главных опор Времен­ного правительства в деле организации власти на местах.

Союзы земств и городов обращались с воззваниями к населению, при­зывая его к «деятельной и честной поддержке Временного правительства» и к ведению войны до «победного конца». Союзы были привлечены к работе различного рода комитетов и совещаний, созданных Временным правитель­ством, продолжили практическую деятельность в области помощи больным, раненым, беженцам, военнопленным и т.д. Работа Земгора была свернута. Это объяснялось тем, что его представители, встав у руля государства, полу­чили в свои руки все рычаги управления хозяйством страны, и необходи­мость в подобной организации просто отпала.

В октябре 1917 г. ВЗС не поддержал большевиков и призвал населе­ние страны к массовым выступлениям и бойкоту новой власти. Но, тем не менее, Союз просуществовал до июля 1918 г., когда СНК объявляет его контрреволюционной организацией и издал декрет о ликвидации союзов земств и городов и военно-промышленных комитетов, о передаче их имуще­ства ВСНХ и его местным органам. Однако в ряде мест деятельность губернс­ких земских союзов продолжалась до лета 1919 г.

Таким образом, располагая громадными средствами, опираясь на гран­диозный аппарат земских и своих специалистов, ВЗС (в пределах постав­ленных перед ним задач) пользовался громадным фактическим влиянием в стране. Организация помощи больным и раненым воинам в годы I мировой войны своей главной тяжестью легла именно на союзы земств и городов. С тяжелыми последствиями мировой войны оказалась в силах бороться только организованная самодеятельность населения. У земского самоуправления, объединившегося в грандиозный союз, оказались и готовая сеть лечебных учреждений, и живые связи с населением, и известный общественный оре­ол, который быстро сделал земство центром самых живых забот о раненых. С каждым днем деятельность земств в этой области получала все более и

более широкий размах. Общественная самодеятельность приобрела слож­ные и стройные юридические формы.

Опыт создания земских объединений заслуживает самого пристально­го внимания и изучения и в наши дни. На наш взгляд, только та модель местного самоуправления, которая основана на отечественном опыте, может оказаться наиболее плодотворной.

В Конституции Российской Федерации отсутствуют нормы, позволяю­щие создавать объединения местного самоуправления. На наш взгляд это правильно1, это норма федерального и регионального законодательства.

Это положение имеется в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»:

«Муниципальные образования в целях координации своей деятельности, более эффективного осуществления своих прав и интересов вправе созда­вать объединения в форме ассоциаций или союзов, подлежащие регистра­ции в порядке, установленном для некоммерческих организаций. Ассоциа­циям и союзам муниципальных образований не могут передаваться полно­мочия органов местного самоуправления» (Ст. 10)2.

В современной России действуют более 10 ассоциаций и организаций местного самоуправления. Правда, в отличие от Российской империи, эти союзы носят преимущественно политический характер и, на наш взгляд, были созданы с опережением событий.

1 Конституционное совещание. Стенограмма. Материалы. Документы / Под ред. С.А. Филатова, В.С. Черномырдина, С.М. Шахрая и др. Т. 19. М., 1996. С. 442-447.

2 См.: Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Российская газета. 1995. 1 сентября (принят Государственной Думой 12 августа 1995 г.).

Источник

Полезные советы и лайфхаки для жизни