15 января 1936 года в испании образован народный фронт

Народные советы

НАРОДНЫЙ ФРОНТ В ИСПАНИИ

Левая коалиция, существовавшая в Испании в 1936-1939 гг.

После поражения на выборах 1933 г. и репрессий против левых сил в связи с Октябрьским восстанием 1934 г., левые лидеры стали искать возможность создания сильной левой коалиции, которая сможет победить на выборах. Примером мог служить созданный в это время Народный фронт во Франции, в который вошли не только социалисты, коммунисты, но и либералы. После VII конгресса Коминтерна идею Народного фронта активно продвигали испанские коммунисты (КПИ).

В январе 1936 г. в связи с началом предвыборной кампании ограничения на деятельность левых партий были сняты. 15 января 1936 г. Испанская социалистическая рабочая партия, коммунисты, Объединенная рабочая марксистская партия (ПОУМ), Левая республиканская партия, Республиканский союз, Синдикалистская партия подписали соглашение о создании избирательного Народного блока, в дальнейшем известного как Народный фронт. Его поддержали каталонские и баскские националисты.

Совместный электорат Народного фронта был примерно равен электорату правого «Национального фронта». В этих условиях многое решали голоса сторонников анархо-синдикалистов, из Национальной конфедерации труда (НКТ), которые раньше воздерживались от участия в выборах. 14 февраля Национальный комитет НКТ опубликовал заявление, в котором говорилось: «Мы – не защитники республики, но мы мобилизуем все свои силы, чтобы нанести поражение старинным врагам пролетариата». Сотни тысяч анархо-синдикалистов проголосовали за Народный фронт.

На выборах 16 февраля 1936 г. Народный фронт получил 4 654 116 голосов, правые 4 503 524, баскские националисты 125 714, центр 400 901. Таким образом, перевес левых над правыми был минимален, а с учетом центристов и вовсе сомнителен. Но при мажоритарной системе решающую роль играло сплочение сил в округах, где поддержка анархистов также помогла левым добиться перевеса. Народный фронт завоевал 268 парламентских мест из 473. При этом социалисты получили 88 мест, левые республиканцы – 87, коммунисты – 17. Правые получили 205 мест.

После победы Народного фронта к власти пришло правительство М. Асаньи, которое объявило политическую амнистию. Было освобождено из заключения более 15 тысяч человек. 23 февраля был восстановлен Женералитат Каталонии. Его возглавил Л. Компанис.

10 мая кортесы избрали М. Асанью президентом страны. Правительство возглавил либерал С. Касарес.

Война шла с переменным успехом, в левом лагере обострились противоречия между сторонниками углубления революции, которая привела к возникновению производственной демократии (НКТ, ПОУМ, левое крыло ИСРП) и сторонниками сворачивания этой революции и укрепления государственных структур (КПИ, либералы, правое крыло ИСРП, каталонские и баскские националисты). Столкновение между этими силами в мае 1937 г. привело к падению правительства Ларго Кабальеро и возникновению 17 мая 1937 г. правительства Х. Негрина. НКТ покинула правительство, ПОУМ был разгромлен. В условиях военных поражений на время произошла новая консолидация левых сил: 1 апреля 1938 г. НКТ, Федерация анархистов Иберии и Федерация либертарной молодежи вошли в Народный фронт.

6 апреля 1938 г. было сформировано новое правительство Негрина. На этот раз правительство формировали не партии и организации коалиции, а лично Негрин, подбиравший в свою команду политиков из разных организаций. 16 августа 1938 г. правительство покинули представители каталонских и баскских националистов — они протестовали против наступления Негрина на права автономий. Каталонию в правительстве стала представлять прокоммунистическая Объединенная социалистическая партия Каталонии.

По мере дальнейших военных неудач и ухудшения социального положения на территории республики обострялись внутренние противоречия в республиканском лагере, что в итоге привело к мятежу Касадо. 1 апреля 1939 г. республиканцы проиграли войну, что привело и к гибели Народного фронта.

Исторические источники:

Коминтерн и гражданская война в Испании. М., 2001;

Источник

Народный фронт (Испания)

Народный фронт (исп. Frente Popular ) — образованный левыми и либеральными партиями перед выборами 1936 года союз во Второй испанской республике. Примером в этом случае стал созданный годом ранее французский Народный фронт, успешно противостоявший правым силам.

История

Испанский Народный фронт был образован 15 января 1936 года, после того, как президент Испании Нисето Алькала Самора распустил кортесы и на 16 февраля этого года назначил новые парламентские выборы. Народный фронт объединял умеренных республиканцев (партии Левые республиканцы (Izquierda Republicana) и Республиканский союз (Unión Republicana), социалистов из Социалистической рабочей партии Испании (Partido Socialista Obrero Español-PSOE) и Всеобщего союза трудящихся (Unión General de Trabajadores-UGT), коммунистов Испанской коммунистической партии и левых коммунистов из Объединённой марксистской рабочей партии (Partido Obrero de Unificación Marxista-POUM). Эти партии Народного фронта были поддержаны также Партией левых республиканцев Каталонии (Esquerra Republicana de Catalunya-ERC) и анархистами из Национальной конфедерации трудящихся и Федерации анархистов Иберии (Confederación Nacional del Trabajo-CNT и Federación Anarquista Ibérica-FAI). В этом случае анархисты впервые выступили за участие в выборах своих сторонников.

На выборах 16 февраля 1936 года Народный фронт сумел обойти с минимальным преимуществом в 150.000 голосов коалицию правых сил «Национальный фронт». Несмотря на то, что на местах сообщалось о многочисленных нарушениях при голосовании и подсчёте голосов — что и в более поздние времена в различных странах было обычным явлением — подавляющее большинство обозревателей и аналитиков, наблюдавших за выборами в Испании и политической ситуации в этой стране, однозначно признали победу Народного фронта. В результате Народный фронт получил в кортесах 263 места из 473. Партии Центра набрали всего 500 тысяч голосов, что не повлияло на общую картину после выборов. Новое парламентское большинство создало специальный комитет по проверке жалоб на нарушения в результате голосования, но этот комитет работал лишь в округах, где победили правые депутаты либо депутаты партий Центра. Это и тот факт, что официальные результаты выборов так и не были опубликованы, позволило противникам Народного фронта высказывать сомнение в законности его правления.

Новое правительство — под руководством Мануэля Асаньи, а после его избрания президентом, Сантьяго Касареса Кироги — состояло лишь из представителей обеих республиканских партий, однако опиралось на поддержку всех участников и сочувствующих Народного фронта. Такое положение создавало для него широкую базу, однако и ограничивало возможности вмешательства при противозаконных действиях некоторых военизированных подразделений союзных партий. В это время в Испании экономический кризис до крайности обострил и без того резкую политическую и социальную конфронтацию в стране, окончившуюся в июле 1936 года военным путчем, переросшим в гражданскую войну.

Весной 1937 г. обострились противоречия между левым (анархо-синдикалисты, левое крыло ИСРП (кабальеристы), ПОУМ) и правым (либералы, правое крыло ИСРП (приетисты), каталонские и баскские националисты, КПИ и Объединенная социалистическая партия Каталонии — ОСПК) политическим флангами республиканцев. 3-6 мая 1937 г. эти противоречия привели к вооруженным столкновениям в Барселоне. В результате 13 мая правительство Ларго Кабальеро пало, и 17 мая 1937 г. образовалось более правое и просоветское правительство Народного фронта во главе с Хуаном Негрином без анархо-синдиклалистов и кабальеристов. Правительство Негрина развернуло репрессии против анархо-синдикалистов и ПОУМ, взяло курс на сворачивание социальных преобразований второй половины 1936 г., укрепление государственного сектора в экономике. По мнению историка А. В. Шубина, в условиях Испанской республики этого период отрабатывалась политика «народных демократий», которая затем была применена в Восточной Европе во второй половине 40-х гг. [4]

В условиях военных поражений Республики анархо-синдикалисты предпочли пойти на сближение с правительством. 1 апреля НКТ, Федерация анархистов Иберии и Федерация либертарной молодежи вошли в Народный фронт. НКТ согласилась войти в правительство Негрина. Негрин выбрал в качестве министра образования и здравоохранения кандидатуру Сегундо Бланко из предложенного НКТ перечня (впоследствии министр НКТ тяготел скорее к Негрину, чем к Конфедерации).

Источник

Народный фронт (Испания)

Народный фронт (исп. Frente Popular ) — образованный левыми и либеральными партиями перед выборами 1936 года союз во Второй испанской республике. Примером в этом случае стал созданный годом ранее французский Народный фронт, успешно противостоявший правым силам.

История

Испанский Народный фронт был образован 15 января 1936 года, после того, как президент Испании Нисето Алькала Самора распустил кортесы и на 16 февраля этого года назначил новые парламентские выборы. Народный фронт объединял умеренных республиканцев (партии Левые республиканцы (Izquierda Republicana) и Республиканский союз (Unión Republicana), социалистов из Социалистической рабочей партии Испании (Partido Socialista Obrero Español-PSOE) и Всеобщего союза трудящихся (Unión General de Trabajadores-UGT), коммунистов Испанской коммунистической партии и левых коммунистов из Объединённой марксистской рабочей партии (Partido Obrero de Unificación Marxista-POUM). Эти партии Народного фронта были поддержаны также Партией левых республиканцев Каталонии (Esquerra Republicana de Catalunya-ERC) и анархистами из Национальной конфедерации трудящихся и Федерации анархистов Иберии (Confederación Nacional del Trabajo-CNT и Federación Anarquista Ibérica-FAI). В этом случае анархисты впервые выступили за участие в выборах своих сторонников.

На выборах 16 февраля 1936 года Народный фронт сумел обойти с минимальным преимуществом в 150.000 голосов коалицию правых сил «Национальный фронт». Несмотря на то, что на местах сообщалось о многочисленных нарушениях при голосовании и подсчёте голосов — что и в более поздние времена в различных странах было обычным явлением — подавляющее большинство обозревателей и аналитиков, наблюдавших за выборами в Испании и политической ситуации в этой стране, однозначно признали победу Народного фронта. В результате Народный фронт получил в кортесах 263 места из 473. Партии Центра набрали всего 500 тысяч голосов, что не повлияло на общую картину после выборов. Новое парламентское большинство создало специальный комитет по проверке жалоб на нарушения в результате голосования, но этот комитет работал лишь в округах, где победили правые депутаты либо депутаты партий Центра. Это и тот факт, что официальные результаты выборов так и не были опубликованы, позволило противникам Народного фронта высказывать сомнение в законности его правления.

Новое правительство — под руководством Мануэля Асаньи, а после его избрания президентом, Сантьяго Касареса Кироги — состояло лишь из представителей обеих республиканских партий, однако опиралось на поддержку всех участников и сочувствующих Народного фронта. Такое положение создавало для него широкую базу, однако и ограничивало возможности вмешательства при противозаконных действиях некоторых военизированных подразделений союзных партий. В это время в Испании экономический кризис до крайности обострил и без того резкую политическую и социальную конфронтацию в стране, окончившуюся в июле 1936 года военным путчем, переросшим в гражданскую войну.

Весной 1937 г. обострились противоречия между левым (анархо-синдикалисты, левое крыло ИСРП (кабальеристы), ПОУМ) и правым (либералы, правое крыло ИСРП (приетисты), каталонские и баскские националисты, КПИ и Объединенная социалистическая партия Каталонии — ОСПК) политическим флангами республиканцев. 3-6 мая 1937 г. эти противоречия привели к вооруженным столкновениям в Барселоне. В результате 13 мая правительство Ларго Кабальеро пало, и 17 мая 1937 г. образовалось более правое и просоветское правительство Народного фронта во главе с Хуаном Негрином без анархо-синдиклалистов и кабальеристов. Правительство Негрина развернуло репрессии против анархо-синдикалистов и ПОУМ, взяло курс на сворачивание социальных преобразований второй половины 1936 г., укрепление государственного сектора в экономике. По мнению историка А. В. Шубина, в условиях Испанской республики этого период отрабатывалась политика «народных демократий», которая затем была применена в Восточной Европе во второй половине 40-х гг. [4]

В условиях военных поражений Республики анархо-синдикалисты предпочли пойти на сближение в правительством. 1 апреля НКТ, Федерация анархистов Иберии и Федерация либертарной молодежи вошли в Народный фронт. НКТ согласилась войти в правительство Негрина. Негрин выбрал в качестве министра образования и здравоохранения кандидатуру Сегундо Бланко из предложенного НКТ перечня (впоследствии министр НКТ тяготел скорее к Негрину, чем к Конфедерации).

Источник

Испания в 1931-1936 гг. Образование народного фронта

Последствия Первой мировой войны для Испании. Испания в 1920-е.

В годы мировой войны сохраняла нейтралитет. После войны – кризис (заказы из-за границы прекратились, спад производства, безработица и т.д.). Доля спасения монархии высшее духовенство, верхушка буржуазии и помещиков сочли единственным способом установление военной диктатуры. 13 сентября 1923 г. командующий каталонским военным округом генерал Мигель Примо де Ривера совершил, с их согласия, государственный переворот. Король Альфонс XIII поддержал. С 1923 по 1930 гг. – режим военно-монархической диктатуры. Вместо правительства – военная директория из генералов и адмиралов. В 1925 г. военная директория была заменена гражданским правительством (было очень непопулярна), но по-прежнему неограниченная власть была в руках диктатора. Конституция отменена, кортесы (парламент) и муниципалитеты распущены, на местах власть в руках военных губернаторов.

Диктатура генерала Примо де Риверы (1923-1930 гг.) – постепенно росла оппозиция режиму. Ухудшение экономического положения в связи с начавшимся мировым экономическим кризисом окончательно добило диктатуру. До предела обострились все противоречия, так что де Ривера сам был вынужден уйти в отставку.

Но после ухода диктатора Примо де Риверы в январе 1930 г. коренного изменения курса не произошло, росли антимонархические настроения, назревала революция.

В августе 1930 г. лидеры 7 республиканских партий + социалисты подписали «Сан-Себастьянский пакт» о единстве действий в борьбе за республику (готовилось свержение монархии в форме государственного переворота).

14 апреля король Альфонс XIII, опасаясь за свою жизнь, тайно покинул страну (во Францию бежал). В тот же день Испания была провозглашена республикой. Это стало началом длительного периода демократической революции и гражданской войны – до 1939 г.

1) апрель 1931 г. – ноябрь 1933 г. – коалиция буржуазных республиканцев и социалистов

Перед молодой республикой стояли сложнейшие проблемы:

— Испания – отсталая аграрная страна, безземелье большинства крестьян (арендаторы), произвол помещиков = необходимость радикальной аграрной реформы

национальный вопрос остро стоял: сложилось исторически 4 нации – испанская, каталонская, баскская, галисийская, три последних требовали для себя автономии

— в экономике – засилье иностранного капитала, одна из самых низких зарплат рабочих в Европе

армия – раздутый офицерский корпус (на 10 солдат – 1 офицер), слабая техническая оснащенность

Как решало правительство эти задачи?

Ряд демократических преобразований: принятие Конституции, политическая амнистия, демократические свободы, легализация профсоюзов, отделение церкви от государства, роспуск религиозных орденов, 8-ми часовой рабочий день, улучшение условий труда для женщин и детей, введение некоторых видов социального страхования, пособия по безработице, отмена дворянских привилегий, автономия Каталонии, весьма умеренная аграрная реформа (изъятие за выкуп части земли у помещиков, передача этих земель крестьянам).

Читайте также:  Как вылечить ногтевой грибок народные средства

В целом – слабость и нерешительность правительства. Итог – победа правых сил на выборах в кортесы в конце 1933 г.

2) ноябрь 1933 г. – февраль 1936 г. – «черное двухлетие» правых сил

Правые силы сумели сорганизоваться и прийти к власти. Сын Примо де Риверы Хосе-Антонио (юрист, журналист) в октябре 1933 г. создал профашистскую партию «Испанская фаланга», выступавшую за ниспровержение республики.

Жесткий политический режим, преследование прогрессивных организаций, отмена многих завоеваний революции, возвращение церкви ее прав, прекращение аграрной реформы и т.д. Как следствие – мощные забастовки, вплоть до восстания в октябре 1934 г. в области Астурия, консолидация демократических сил, переговоры с 1935 г. о совместных действиях, инициаторы – коммунисты (Долорес Ибаррури, Хосе Диас).

Январь 1936 г. – коммунисты + социалисты + левые республиканцы + другие демократические силы = Народный фронт. Его программа: амнистия политзаключенных, защита свободы и законности, снижение налогов и арендной платы, поддержка мелкой промышленности и торговли, аграрная реформа, предоставление автономии Басконии и Галисии, реформа образования.

3) февраль 1936 г. – март 1939 г. – Народный фронт и гражданская война

Реакционные силы готовят мятеж, заручившись поддержкой Германии и Италии.

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

15 января 1936 года в испании образован народный фронт

Весной 1936 г. в Испании наблюдалась опасная радикализация как левых, так и правых сил. Руководители крупнейших профсоюзных организаций ВСТ и НКТ призывали трудящихся развернуть энергичную забастовочную борьбу против «буржуазного правительства».

Рабочий класс собирался на массовые митинги, где звучали демагогические выступления и радикальные лозунги о необходимости социальной революции. На противоположном политическом полюсе активизировались правые партии, в первую очередь Национальный блок, сформированный известным консервативным политиком X. Кальво-Сотело, а также экстремистские силы, среди которых ведущую роль начала играть фашистская партия «Испанская фаланга», созданная X. А. Примо де Риверой. Не только парламентские трибуны, но и улицы испанских городов превратились в место конфронтационного противоборства правых и левых сил.

Кровавые побоища между манифестантами, убийства из-за угла, поджоги и запугивания стали повседневным явлением. Правительство С. Касареса Кироги демонстрировало неспособность стабилизировать ситуацию. Различные слои населения испытывали панические настроения, росли требования навести порядок в стране. В армейских кругах, чутко реагировавших на общественные настроения, также наблюдалось деление на сторонников и противников Республики. Во главе последних стояли влиятельные генералы Э. Мола и Ф. Франко.

Манифестации рабочих в Испании в 1936 г.

В рядах высшего армейского командования, почти единодушно разделявшего мнение, что республиканский строй ставит под угрозу их корпоративные интересы и традиции Испании в целом, зрел антиправительственный заговор. Несмотря на поступавшую тревожную информацию, правительства М. Асаньи и С. Касареса Кироги явно недооценивали степень грозящей Республике опасности.

Меры по предупреждению мятежа носили эпизодический характер: лишь за небольшой группой наиболее консервативно настроенных офицеров было установлено полицейское наблюдение, потенциальные заговорщики были переведены в периферийные районы: Э. Мола — в Памплону, а Ф. Франко — на Канарские острова. Их места заняли генералы, более лояльные Республике. Заговорщики же, невзирая на принимаемые властями меры, продолжали свою подпольную деятельность. Однако у руководителей заговора, имевших достаточно четкий план совместных действий на случай мятежа, не было ясного представления о первоочередных задачах после их возможного прихода к власти.

Главенствующую роль в мятеже играли военные, которые в сложившихся условиях решили взять власть в свои руки с целью установления диктатуры и избавления Испании от «красной угрозы». Они начали готовить переворот вскоре после победы Народного фронта. Во главе заговора формально стоял живший в Португалии Санхурхо, но основным организатором был сосланный Народным фронтом за неблагонадёжность в отдалённую провинцию Наварра генерал Эмилио Мола. Ему удалось за короткое время скоординировать действия значительной части офицерского состава, испанских монархистов (как карлистов, так и альфонсистов), фалангистов и прочих противников социалистического правительства и поддерживавших его левых организаций. Генералам-заговорщикам удалось добиться и финансовой поддержки многих крупных испанских промышленников и землевладельцев, вроде Хуана Марча и Луки де Тены, понёсших колоссальные убытки после победы Народного фронта. Также моральную и материальную поддержку правым силам оказывала церковь.

По плану Молы правые силы должны были синхронно восстать при руководящей роли войск, взять под контроль крупнейшие города и свергнуть республиканские власти. Эту идею поддержали многие представители испанского генералитета. 5 июня Мола публикует документ с планом будущего восстания («Цели, методы и пути»), а позднее назначает и дату — 17 июля в 17:00.

Мятеж против республиканского правительства начался 16 июля 1936 года в Испанском Марокко. Достаточно быстро под контроль мятежников перешли и другие испанские колонии: Канарские острова, Испанская Сахара (ныне — Западная Сахара), Испанская Гвинея (ныне — Экваториальная Гвинея).

19 июля 1936 г. генерал Ф. Франко прибыл с Канарских островов в г. Тетуан на севере Марокко и принял на себя командование испанским экспедиционным корпусом в Африке, численностью 45 тыс. человек. Это были наиболее боеспособные войска, состоявшие преимущественно из опытных солдат и офицеров.

Путч 17-18 июля 1936 г.

Однако вскоре мятеж начался уже на территории самой Испании. Днём 18 июля мятежный генерал Гонсало Кейпо де Льяно, имевший репутацию либерала, неожиданно захватил власть в центральном городе южной Испании Севилье. Вскоре в городе начались ожесточённые бои между бунтовщиками и республиканцами. Уличные столкновения не стихали более недели. Взятие Севильи и соседнего Кадиса позволило мятежникам создать в южной провинции Андалусия надёжный плацдарм.

Однако кроме Севильи мятеж завершился успехом только в ещё двух крупных испанских городах — Овьедо в Астурии и Сарагосе в Арагоне. Во многом этому помогло то, что там путч возглавили генералы Мигель Кабанельяс и Антонио Аранда, которые подобно Кейпо де Льяно считались лояльными к республике.

В целом уже в первой половине дня 19 июля в восстании участвовало 80 % военных страны и 35 из 50-ти провинциальных центров уже были в руках восставших.На сторону мятежников встали 14 тыс. офицеров и около 150 тыс. рядовых. В первые дни войны после гибели 20 июля в авиационной катастрофе генерала X. Санхурхо (предполагалось, что он возглавит мятеж) заговор оказался «обезглавленным». Однако вскоре на севере страны в г. Бургосе была учреждена Хунта национальной обороны, которую возглавил генерал М. Кабанельяс (1862—1938 г.г.). По решению Хунты всей полнотой военной и политической власти был наделен генерал Ф. Франко.

На территории, контролируемой мятежниками, проживало около 10 млн. человек, производилось 70% всей сельскохозяйственной продукции Испании, но только 20% промышленной. Первоначально успех сопутствовал путчистам на юге страны в районах Севильи, Кордовы, Гранады и Кадиса, в Старой Кастилии и Наварре, а также в Галисии, Арагоне, на Канарских и Балеарских островах (за исключением о. Менорка).

Во многих регионах Испании путч, лишенный поддержки населения, провалился. Неудачей закончился путч и в двух наиболее значимых испанских городах — столице Мадриде и крупнейшем городе страны Барселоне. В столице повстанцев сгубила нерешительность генерала Хоакина Фанхуля, который, объявив об участии в мятеже, двое суток не предпринимал никаких активных действий, хотя сразу после начала путча в Мадриде закипели уличные бои фалангистов и монархистов со сторонниками Народного фронта. В итоге последние одержали победу, а затем и взяли штурмом столичные казармы. Почти все офицеры, в том числе и сам Фанхуль, были вскоре преданы суду и казнены.

Аэрофотоснимок Картахены снят 18 июня 1936 года, за месяц до начала гражданской войны

Провалился или не состоялся вообще мятеж в Валенсии, Бильбао, Сан-Себастьяне, Малаге, Сантандере, Альбасете и ряде других городов поменьше.

Моряки военного флота и большая часть военно-воздушного флота сохранили верность Республике. На территории, контролируемой республиканцами, проживало 14 млн человек, там же находились основные промышленные центры и военные заводы. На стороне законного правительства оставались 8,5 тыс. офицеров и более 160 тыс. рядовых бойцов.

Республиканское правительство и партии Народного фронта призвали граждан страны встать на защиту республики. Началась Гражданская война, принявшая форму братоубийственного вооруженного столкновения между консервативно-монархическими, а также фашистскими группировками, с одной стороны, и блоком республиканских и антифашистских партий — с другой. Непримиримости конфликта способствовали объективные и субъективные факторы: затянувшийся социально-экономический и институциональный кризис, поляризация социально-политических сил в преддверии войны, радикализм идейных постулатов как левых партий, так и правых сил, противостояние коммунистической и фашистской идеологий, вовлечение во внутренний конфликт других стран. Кроме того, многие испанцы воспринимали войну как борьбу между верующими католиками и атеистами-«богоотступниками».

Таким образом, на большей территории Испании мятеж первоначально потерпел неудачу. Республиканские власти удержали большую часть страны, её наиболее населённые и развитые регионы. Скорое поражение националистов казалось большинству современников неизбежным.

Испания после частичного провала государственного переворота 22-23 июля 1936 года. В синих районах контроль перешел к повстанцам

Принципиальная разница в идеологических воззрениях и видении путей развития страны обусловила существенные различия между политическими и социально-экономическими преобразованиями, осуществляемыми на республиканской территории и в зонах, контролируемых франкистами. Чрезвычайные условия Гражданской войны накладывали отпечаток на суть и способы проводимых реформ. Военный путч стал катализатором многих социальных процессов. Для республиканцев борьба с фашизмом сочеталась с попытками реализации глубоких, нередко поспешных и непродуманных преобразований.

Несмотря на успешное подавление мятежа на большей части своей территории, Испанская республика в первые недели войны столкнулась со множеством трудностей. У неё почти исчезли полноценные вооружённые силы, так как большая часть сухопутных войск поддержала путч. Борьбу с мятежниками вела Народная милиция — оставшиеся верными правительству армейские части и созданные партиями Народного фронта формирования, в которых отсутствовали воинская дисциплина, строгая система командования, единоличное руководство. Перестал функционировать государственный аппарат, правительство Хираля превратилось в орган номинальной власти.

На начальном этапе гражданской войны в Испании лидеры Народного фронта не сумели достичь согласия относительно единой тактики и стратегии в борьбе с путчистами. В результате отсутствовала координация действий в масштабах всей страны. Лишенный центрального руководства Народный фронт, распыленный на отдельные борющиеся группы (чаще всего во главе с коммунистами), вел преимущественно локальные операции по подавлению мятежа. Это давало возможность мятежникам организоваться. В августе 1936 г. армии Э. Мола и Ф. Франко повели энергичное наступление на Мадрид с юга и севера.

Первые успехи путчистов серьезно подорвали авторитет республиканского правительства. Вакуум власти на местах попытались заполнить самопровозглашенные и идеологически неоднородные революционные комитеты и хунты защиты Республики. В первые месяцы войны на республиканской территории, кроме представителей центрального правительства, «локальное управление» осуществляли местные органы власти, находившиеся под влиянием различных политических партий или военных руководителей.

Обособленно держалась Страна Басков, где реальной властью обладала правая Баскская националистическая партия, не входившая в Народный фронт и поддержавшая республику во время путча лишь потому, что та предоставила региону автономию. Однако вместе с тем, баскское правительство Хосе Антонио Агирре поддерживало на своей территории образцовый порядок и с переменным успехом вело борьбу с мятежниками.

Многие районы Арагона, Леванта, Каталонии и Андалусии быстро перешли под контроль комитетов Федерации анархистов Иберии. Особенно сильным влияние анархо-синдикалистов было в Каталонии.

Группы республиканских милисьянос (народные ополченцы), лишенные единоначалия и действуя под лозунгами социальной революции и борьбы с саботажниками, осуществляли красный террор, жертвами которого становились военные, представители буржуазии и правых партий, священники (за годы Гражданской войны в Испании 1936-1939 г.г. было уничтожено почти 7 тыс. лиц духовного звания). Одновременно кровавые бесчинства и беззаконие творили франкисты в пределах территории, подконтрольной им. Только в г. Бадахос без суда и следствия они расстреляли 2 тыс. сторонников Республики.

Крупнейшие профсоюзные объединения ВСТ и НКТ накануне Гражданской войны ставили задачи по развертыванию борьбы против капиталистов во имя торжества рабоче-крестьянской революции. Несмотря на отсутствие должной законодательной базы, революционные комитеты и профсоюзные организации проводили «коллективизацию» как в городах, так и в сельской местности. В частности, было экспроприировано и передано в распоряжение 3 млн. крестьянских хозяйств около 5,5 млн. га земли.

Перераспределение земли в пользу мелких крестьян и арендаторов приняло массовый характер в Кастилии, Арагоне, Андалусии, Мурсии и Эстремадуре. Крупные фабрики и заводы по инициативе профсоюзов переходили под контроль рабочих и служащих. Активный процесс перераспределения собственности в промышленном секторе наблюдался в Каталонии. Вместе с тем процесс «коллективизации» практически не затронул мелкие частные предприятия, кустарные производства и ремесленные мастерские.

Правительство Ф. Ларго Кабальеро, сформированное 4 сентября 1936 г., в состав которого несколько недель спустя вошли профсоюзные лидеры НКТ, предприняло усилия по укреплению вертикали власти. Правительственным декретом распускались революционные комитеты и хунты обороны Республики, одновременно реорганизовывались местные органы власти, в обязанность которым вменялось исполнять все распоряжения центрального правительства.

В отрядах народного ополчения вводилась жесткая воинская дисциплина. Под контроль правительства были поставлены все операции, осуществляемые Центральным банком Испании. Действия правительства по укреплению вертикали власти нередко наталкивались на сопротивление со стороны революционных комитетов, многие из которых находились под влиянием анархистов. В Стране Басков и Каталонии действовали региональные институты власти, зачастую саботировавшие распоряжения, поступавшие из Мадрида.

В свою очередь генерал Ф. Франко направил настоятельные просьбы к фашистским режимам А. Гитлера в Германии и Б. Муссолини в Италии. Берлин и Рим откликнулись на призыв испанских путчистов: в Марокко (где в тот момент находился Ф. Франко) было передислоцировано 20 транспортных самолетов «Юнкерс-52», 12 итальянских бомбардировщиков «Савойя—81» и германское транспортное судно «Усамо».

В дальнейшем Германия отправила в Испанию военных советников, легион «Кондор» общей численностью 5,5 тыс. военнослужащих и другие части, поставляла самолёты 27 различных типов, танки, артиллерию, иное вооружение и средства связи. В феврале 1937 года представительство абвера в Испании было развёрнуто в «военную организацию» (КО), численность сотрудников которой была увеличена до 30 кадровых работников немецкой военной разведки.

Бомбардировка Барселоны итальянскими ВВС 17 марта 1938 года

В своих захватнических планах Германия и Италия рассматривали Испанию как важный стратегический плацдарм. Поддерживая мятежников, они не только способствовали распространению фашизма в Европе, что было одной из главных политических целей, но и получали возможность расположить свои войска в тылу у Франции, а свой военно-морской флот в районах Балеарских островов, Гибралтара, Бискайского залива, создавая непосредственную угрозу всей системе английских и французских средиземноморских стратегических баз.

Читайте также:  Выпот коленного сустава лечение народными средствами

Вскоре после создания «Комитета по невмешательству» стало ясно, что Англия, Франция, Соединенные Штаты только маскируются лозунгом «невмешательства», а на деле оказывают помощь мятежникам. Американские, английские и французские монополии продавали мятежникам нефть, автомашины и т. п. Английские финансисты предоставляли Франко займы.

Советский танк Т-26, поставляемый республиканцам от СССР

Из числа добровольцев-антифашистов, прибывавших в Испанию, были сформированы Интернациональные бригады (октябрь 1936 г.). На помощь Испанской республике прибыло 42 тыс. иностранцев из 54 стран мира, до 35 тыс. из них участвовало в боевых действиях в составе 7 интернациональных бригад и 3 отдельных интернациональных батальонов, некоторое количество служило в вооружённых силах Испании, а медицинский персонал — в госпиталях, больницах и иных медицинских учреждениях.

Помощь Испанской республике со стороны Кубы поступала с августа 1936 года и включала военную поддержку (отправка добровольцев), материальную помощь (сбор денежных средств, одежды и продовольствия для Испанской республики) и политическую поддержку (митинги, демонстрации и иные мероприятия в поддержку Испанской республики).

В ноябре 1936 г. в ходе Гражданской войны в Испании началась битва за Мадрид. План националистов по захвату Мадрида был довольно простым, так как они не рассчитывали на серьёзное сопротивление плохо организованных частей Народной армии (столицу защищало примерно 20 тысяч республиканских солдат и офицеров). Ударная группировка Северной армии генерала Варелы (10 тысяч человек), используя немецкие танки, должна была окружить Мадрид с юга и запада, постепенно сужая фронт. С воздуха войска Варелы должна была прикрывать итало-немецкая авиация, которая со 2 октября начала массированные бомбардировки Мадрида.

7-12 ноября стали периодом самых ожесточённых боев за Мадрид. Бои шли уже на окраинах города. Начальник штаба Хунты обороны Мадрида Висенте Рохо сумел предугадать направление основного удара националистов, что остановило их наступление на окраинах города. Неоценимую помощь республике оказали и советские лётчики и танкисты. И без того имевшие численное преимущество защитники Мадрида пополнились добровольцами 11-й и 12-й интернациональных бригад, а также отрядами арагонских и каталонских анархистов Буэнавентуры Дуррути.

Уличные бои в Мадриде, 1936 г.

Уличные бои в Мадриде шли ещё почти две недели, но их накал постепенно спадал. Не помогали националистам и регулярные налёты эскадрилий легиона «Кондор». Более того, массированные бомбардировки Мадрида вызвали негативное отношение к франкистам за рубежом. Из Северной армии франкистов была выделена новая, Центральная, под командованием генерала Андреса Саликета, которой предстояло вести уже не наступление, а защиту отвоёванных у республики территорий.

Военная неудача в битве за Мадрид для националистов компенсировалась дипломатическими успехами. Ещё до Мадридской битвы Франко и Государственно-исполнительную хунту законными властями Испании признали Португалия и ряд латиноамериканских государств с правыми диктаторскими режимами. 18 ноября это же сделали руководства Италии и Германии.

Таким образом, понеся значительные потери в живой силе, территории и технике, республиканцам удалось одержать победу в битве за Мадрид при значительном вкладе в этот успех СССР. Столица Испании оставалась под контролем Испанской республики вплоть до самого конца войны.

После успешной обороны Мадрида, республиканцы не сумели организовать контрнаступление на Центральном фронте. Народная армия была организована несравненно хуже националистических войск. По-прежнему в большинстве её частей отсутствовали дисциплина и единоличное командование. Не было координации действий между разными фронтами. Многих высокопоставленных деятелей Генштаба, министерств армии и флота подозревали в сотрудничестве с разведкой националистов.

Мадрид после авиаударов 1936 г.

Лишь в самом конце ноября 1936 части Народной армии предприняли попытки наступления на Талаверу-де-ла-Рейну в Кастилии и Витторию в Наварре, которые закончились неудачами.

Националисты же достаточно быстро оправились от поражения под Мадридом. Была успешно проведена очередная мобилизация. В Центре и на Севере войска Франко успешно сдерживали разрозненные республиканские удары, а на Юге, где у республики по-прежнему воевали плохо организованные отряды милиции, они продолжали одерживать победы. Кейпо де Льяно фактически контролировал уже всю Андалусию, окружив Малагу, последний оплот республики в этом регионе.

7 декабря 1936 года в Испании высадились первые солдаты итальянского Корпуса добровольческих сил генерала Марио «Манчини» Роатты. Прибытие итальянских добровольцев руководство республики расценило как интервенцию. Вопрос об иностранном вмешательстве был вынесен на международный уровень. 10 декабря Лига Наций осудила интервенцию в испанский конфликт, но при этом даже не назвав государств, в этом уличённых. Тогда же Британией и Францией было предложено Испанской республике прекратить войну путём переговоров с националистами, используя эти две державы как посредников, но республиканские представители от этого предложения решительно отказались.

29 декабря 1936 г. республиканская Хунта обороны Мадрида начала новое наступление на войска националистов. Части Народной армии вышли к городку Брунете, опорному пункту франкистов. Однако, воспользовавшись рядом ошибок противника, националистические войска генерала Варелы, неожиданно ударили с юга. Началось второе сражение за Мадрид, получившее в литературе название «Туманного сражения». «Туманное сражение» продолжалось десять дней и проходило в крайне ожесточённых боях — обе стороны потеряли в нём примерно по 15 тысяч бойцов. В итоге, наступавшие националисты вновь были остановлены буквально на самых подступах к столице, у реки Махадаонды. Ключевую роль в этом сыграло бесспорное огневое превосходство (невзирая на устарелость конструкции и прочие недостатки) поставленных СССР республике танков Т-26 над немецкими танками Pz I у националистов.

В начале февраля 1937 года Малага была взята франкистами. Падение Малаги заставило руководство республики провести новое ответное наступление на Центральном фронте. Для этого была сформирована мощная группировка генерала Посаса. Однако дата операции дважды переносилась, националисты узнали о готовящемся ударе Народной армии и начали наступление сами. Атаковать франкисты решили юго-восточнее Мадрида, в долине реки Харама.

Сражение за Хараму началось 6 февраля 1937 г. Наступавшая группировка франкистов под руководством Варелы впервые применила в ней немецкие 88-мм зенитки. Первые бои прошли крайне успешно для националистов, им удалось прорвать республиканскую оборону. Генерал Посас рассчитывал остановить наступавших у самой реки Харамы: переправа через неё из-за крутости берегов почти невозможна, а все мосты тщательно охранялись. Однако в ночь на 8 февраля небольшая группа марокканцев полностью вырезала охрану одного из мостов. Националисты перешли через Хараму.

В республике вновь началась паника. Многие вновь заявляли, что теперь Мадрид не удержать. Однако спешно переброшенная коммунистическая 11-я дивизия Энрике Листера смогла остановить продвижение националистов. Вскоре к Хараме были стянуты и другие подкрепления, в том числе и интербригады. С 11 по 16 февраля возле Харамы шли жесточайшие как и наземные, так и воздушные бои, в результате которых силы националистов иссякли. К 27 февраля 1937 г. бои на Хараме прекратились: республиканцы всё же так и не смогли отбросить националистов обратно за Хараму. В сражении полегло по 20 тысяч солдат и офицеров с каждой стороны.

Итальянский артиллерийский расчет франкистов в Гвадалахарском сражении (1937 г.)

Нарушить равновесие сил попытались итальянцы. Роатта с одобрения Муссолини разработал операцию по захвату Мадрида Корпусом добровольческих сил ударом с северо-востока, через городок Гвадалахара. К явному неудовольствию Франко и его сторонников, испанцам в этой операции отводилась второстепенная роль. Ещё большее возмущение у испанских националистов вызывали разговоры итальянцев о будущем Испании: после взятия Мадрида, которое те считали делом ближайших дней, они восстановят на Пиринеях монархию, посадив на престол кого-нибудь из родственников итальянского короля Виктора Эммануила III. Фактически итальянские фашисты рассматривали Испанию как часть новой Италии Муссолини.

Начало Гвадалахарского сражения не предвещало ничего плохого для Корпуса добровольческих сил. В начале марта он незаметно для республиканцев был переброшен из Андалусии в Кастилию. 8 марта он прорвал позиции 12-й дивизии Народной армии, пройдя через три дня с боем 30 километров. Однако республиканцам, как и при Хараме, удалось быстро перебросить подкрепления на опасный участок фронта. Используя благоприятную климатическую обстановку (туманы, облачность, осадки), республиканцы к 15 марта 1937 года остановили итальянских добровольцев.

В конце марта 1937 года республиканцы смогли одержать победу и на Юге — не знавший ранее поражений Кейпо де Льяно не сумел взять города Пособланко и Альмаден с ценными ртутными рудниками. В итоге к началу весны 1937 линия фронта окончательно стабилизировалась. Обе стороны потеряли надежду на быструю победу в войне. Настало время для решительных и мощных ударов.

Перед лицом растущей опасности (особенно после взятия националистами Малаги в феврале 1937 г.) среди лидеров наиболее влиятельных партий Народного фронта, прежде всего КПИ, стало вызревать понимание необходимости отказаться от чересчур амбициозных и рискованных революционных преобразований. Тактика коммунистов заключалась в концентрации усилий на борьбе с франкистами и поиске новых союзников, прежде всего среди мелкой и средней буржуазии.

Некоторые уступки городской и сельской буржуазии со стороны КПИ и каталонских коммунистов были расценены наиболее экстремистски настроенными партийными и профсоюзными лидерами как предательство «классовых интересов». Резкое обострение отношений между различными республиканскими партиями, в первую очередь между коммунистами и анархистами, привело к уличным столкновениям в Барселоне в мае 1937 г. Погибло около 500 человек.

Столкновения в Барселоне в мае 1937 г.

Кровавые события в Барселоне и растущие разногласия внутри партий Народного фронта повлекли отставку правительства Ф. Ларго Кабальеро. К присяге было приведено левое правительство во главе с социалистом X. Негрином. С его приходом к власти укрепились позиции КПИ внутри руководства Республики, в то же время анархисты и профсоюзные лидеры НКП утратили свое влияние. Программа нового правительства — «программа победы» — предусматривала создание регулярной армии, переход в войне от обороны к наступлению, проведение коренной аграрной реформы, введение прогрессивного социального законодательства.

Правительство приступило к реализации социальной программы, утвердило власть центрального правительства в Каталонии, сумело предупредить сепаратистские настроения в Арагоне и ряде других регионов. Одновременно осуществлялась реформа Вооруженных сил Испании. Три министерства — военное, военно-морского флота и военно-воздушного флота — были объединены в единое Министерство национальной обороны. Завершился процесс реорганизации народного ополчения в регулярные части. В большинстве частей и подразделений армии была введена должность политкомиссара, в обязанность которого входило укрепление воинской дисциплины.

Первой целью националистов стала Страна Басков. 50-тысячной Северной армии генерала Молы с 200 орудиями, 150 самолётами и 50 танками баски могли противопоставить лишь 30 тысяч солдат и офицеров, 60 мелкокалиберных пушек, 25 самолётов и 12 танков. Главным козырем националистов в сражениях за Страну Басков стало безоговорочное и подавляющее превосходство в воздухе.

Герника после бомбардировки 26 апреля 1937 г.

Через два дня после бомбардировки руины Герники были взяты наваррцами. А 1 мая части итальянского корпуса взяли город Бермео. За месяц басконской битвы армия Молы продвинулась вперёд на 20 километров. Националисты продолжили успешное наступление в Стране Басков. 13 июня 1937 года бригады наваррских рекете подошли к пригородам Бильбао. Началась битва за басконскую столицу. 19-20 июня националисты и итальянские добровольцы вошли в опустевший Бильбао — большая часть его жителей бежала из города. Автономия Страны Басков была тут же отменена указом каудильо.

Таким образом, весной 1937 года националисты сумели взять стратегически важный регион Испании, хотя и ценой ожесточённых боев и значительных потерь. Новой целью Северной армии националистов стала соседняя со Страной Басков Кантабрия. Однако республиканские политики и военные ещё не теряли надежд переломить ход войны. На июль ими было запланировано крупное наступление на Центральном фронте на городок Брунете. Брунетская операция была тщательно разработана республиканским генштабом и советскими специалистами во главе с полковником Висенте Рохо. Всего группировка Народной армии под командованием генерала Миахи включала в себя 85 тысяч солдат и офицеров — притом, что Брунете защищало только 10 тысяч франкистов.

Не знавшие о наступлении противника националисты 5 июля 1937 года были отброшены на 15 километров к западу. Народная армия быстро взяла Брунете и ряд окрестных посёлков. Однако вместо того, чтобы идти дальше, республиканцы начали «зачистку» местности от остатков частей противника. Франко начал спешно перебрасывать к Брунете пехотные подкрепления, а также эскадрильи легиона «Кондор». 9-10 июля началось контрнаступление националистов под командованием генерала Варелы. Республиканцы оказались не готовы к такому повороту событий и вскоре националисты отбили Брунете у неприятеля. После неудач на фронте среди республиканских офицеров мгновенно начались ссоры и взаимные обвинения в некомпетентности, трусости и предательстве. К 27 июля сражение за Брунете окончательно завершилось. Наступление республиканцев было полностью отбито, они потеряли в нём 25 тысяч человек (франкисты — в 2,5 раза меньше), однако, благодаря операции в Брунете республиканцам удалось несколько отсрочить наступление националистов на севере.

22 августа республиканцы взяли город Хака и продолжили наступление дальше. Отдельные части Народной армии в первые дни прошли с боем более 30 километров. Однако высокие темпы наступления сыграли с ней злую шутку — передовые части республиканцев оказались оторванными от резервов. В их тылу оставались ряд населённых пунктов, превращённых националистами в настоящие маленькие крепости, упорно не желавшие сдаваться неприятелю. В результате наступательная операция республиканцев в этом направлении быстро захлебнулась. К тому же, расчёт республиканцев на то, что Франко для спасения Сарагосы снимет части с Северного фронта, не оправдался.

В начале октября 1937 г. республиканцы предприняли новую попытку взять Сарагосу. Уже при подготовке удара они допустили ряд серьёзнейших промахов: ограничились крайне малым количеством пехоты, не провели должной подготовки корпуса, пренебрегли данными разведки. Основные надежды были возложены им на новейшие скоростные советские танки БТ-5, которые в итоге не оправдались, благодаря тактически грамотным действиям националистов. К 17 октября 1937 года сражение за Сарагосу закончилось. В итоге, республиканцы в ходе этой битвы повторили собственные же ошибки битвы у Брунете. Их потери составили 30 тысяч убитых и раненых солдат и офицеров, националисты же потеряли в полтора раза меньше людей.

После тактической победы в Арагоне националисты 1 октября 1937 года начали новое наступление на Севере, на Астурию. Если в живой силе защитники Астурии под командованием полковника Галана и националистическая Северная армия были примерно равны (по 40 тысяч человек), то в технике превосходство франкистов было неоспоримо.Несмотря на героические действия жителей Астурии по обороне своих земель от националистов, 21 ноября 1937 года войска франкиста Солчаги взяли последний оплот республиканцев на севере — город Хихон. До 30 тысяч астурийцев ещё в течение полугода вели партизанскую войну с националистами.

Читайте также:  Декоративный орнамент по мотивам народных промыслов в старшей группе

Таким образом, Северная кампания Гражданской войны войны закончилась безоговорочной победой националистов. Они сумели захватить экономически важный Север Испании и теперь контролировали уже более половины населения и территории Испании. Победа далась им дорогой ценой — было потеряно 100 тысяч человек (из них 10 тысяч — убитыми). Республика, в свою очередь, потеряла более 260 тысяч человек (из них более 30 тысяч убитыми и около 100 тысяч пленными).

Положение республиканцев становилось всё хуже. Главной проблемой оставалось плохое функционирование экономики. Промышленность совершенно не помогала фронту. Поскольку в сельском хозяйстве положение было столь же удручающим, республике не хватало как и промышленных товаров, так и продуктов питания. Со второй половины 1937 года на большей части Испанской республики начался голод.

Главный союзник Испанской республики, СССР, значительно уменьшил объёмы своей помощи. Многие советские талантливые военные специалисты и дипломаты были отозваны на Родину. Прекратила оказывать реальную помощь и Франция.

Премьер-министр Негрин, опираясь на поддержку КПИ и ФАИ—НКТ, продолжал заявлять о продолжении войны до победы. Но многие уже не верили в конечный крах режима Франко. Поговаривали о необходимости прекращения боевых действий при посредничестве иностранных государств и проведении под контролем Лиги Наций свободных общеиспанских выборов. Эту точку зрения разделяли многие видные деятели Испанской республики, такие как Индалесио Прието, Хулиан Бестейро, Хосе Антонио Агирре, Луис Компанис, Мануэль Асанья и т. д.

В этих условиях республиканцам было чрезвычайно важно попытаться переломить ход войны. Военный министр республики Прието считал, что для перелома хватит и небольшой, но убедительной победы. Такой победой вполне могло бы стать взятие небольшого прифронтового городка Теруэль в Арагоне. Эта операция была поручена недавно созданной Манёвренной армии генерала Хуана Сарабии. Она насчитывала 60 тысяч солдат и офицеров, 240 орудий, 200 самолётов, 100 танков и броневиков. 15 декабря 1937 года республиканцы, пользуясь морозом и густыми снегопадами, неожиданно, без артиллерийских и авиационных бомбардировок, перешли в наступление на Теруэль. К 17 декабря город был окружён частями Народной армии. В ставке Франко и штабах его армии чувствовалась растерянность. Немецкие военные советники предлагали Франко ответить республиканцам ударом на Центральном фронте, но тот решил деблокировать Теруэль. 20 декабря на выручку осаждённым были отправлены группировки войск генералов Аранды и Варелы.

Республиканцы же не стали наступать дальше и начали осаду Теруэля. Им удалось отбить попытки Варелы и Аранды освободить защитников города. 7 января 1938 Теруэль был вынужден капитулировать и сдаться с остатками гарнизона противнику. Взятие Теруэля спровоцировало едва ли не последнюю крупную волну оптимизма в Испанской республике. Союзники франкистов были, наоборот, разочарованы.

В отличие от эволюции институтов политической системы Второй республики, институционное становление франкистского государства в зонах, контролируемых мятежниками, шло в совершенно ином направлении. С момента своего возникновения Хунта национальной обороны объявила о состоянии войны в стране.

Политика франкистов базировалась на принципах единоначалия и диктаторского правления, что обусловливалось конечной целью мятежников — завоевание политической власти и осуществление контрреволюционных преобразований. Основными идейными постулатами франкистов в годы Гражданской войны были незыблемость частной собственности, поддержание твердого общественного порядка, запрет коммунистической идеологии и уважительное отношение к религии. Стержневым элементом в достижении этих целей была армия, отличающаяся строгой воинской дисциплиной.

Политика франкистов в период Гражданской войны 1936-1939 г.г.

Добровольческие отрады противников Республики, сформированные в июле-августе 1936 г., в скором времени влились в регулярные части. Нехватку офицерских кадров франкисты быстро ликвидировали путем присвоения наиболее подготовленным унтер-офицерам и сержантам звания младшего офицера — «временного лейтенанта».

Успех мятежников в годы войны в немалой степени объяснялся концентрацией руководящих полномочий и функций в руках одного человека — генерала Ф. Франко. Осенью 1936 г. Хунта национальной обороны назначила его Главнокомандующим всеми родами войск и одновременно главой правительства, а в скором времени и главой государства.

В 1936 г. Ф. Франко создал Государственную техническую хунту, прообраз будущего правительства. 30 января 1938 г. в соответствии с законом о верховной государственной администрации были сформированы руководящие органы власти. Глава государства Ф. Франко обладал всей полнотой законодательной власти и одновременно возглавлял Совет министров — высший орган исполнительной власти. Еще раньше все политические силы, поддержавшие мятеж (фашисты, традиционалисты, карлисты, монархисты и др.), объединились в единую партию «Испанская фаланга». Ее также возглавил Ф. Франко.

Первые шаги франкистского правительства были явно антидемократического и антиреволюционного характера. Хунта отменила свободу печати, слова, собраний и манифестаций, запретила все профсоюзные организации и политические партии, кроме «Испанской фаланги». Земельная собственность и иная недвижимость возвращались бывшим владельцам из числа испанской аристократии, латифундистов и промышленно-финансовой элиты.

Франкисты взяли под свой контроль школьное и университетское образование, книгопечатание, библиотечное дело, объекты культуры, отменили все антирелигиозные законы, принятые республиканскими правительствами. Франкистская пропаганда провозгласила идеологическую задачу своего руководства — формирование «нового человека» на основе патриотического, националистического и религиозного воспитания. Для реализации этой цели 20 сентября 1938 г. был принят закон о реформе среднего образования.

В антиправительственном заговоре 1936 г. высшие иерархи испанской католической церкви участия не принимали. Однако после мятежа церковь поддержала франкистов и их лозунги, призывавшие к сохранению территориальной целостности страны и национального единства испанцев, восстановлению традиционных ценностей, включая уважительное отношение к католической церкви. В войсках мятежников происходили массовые молебны, официально было отведено время на исповедь.

Борьба франкистов против Республики в клерикальных кругах получила наименование «национального крестового похода». Это выражение, впервые употребленное епископами Мухика и Олаэчеа в пастырском послании верующим от 6 августа 1936 г., в дальнейшем получило широкое распространение во франкистском лексиконе.

Потери сторон в Теруэльском сражении были колоссальными. Франкисты потеряли в общей сложности 47 000 человек, их противники — 55 000. Поражение в этой битве окончательно подорвало веру большинства сторонников Испанской республики в свою победу.

После Теруэльского сражения инициативой в войне прочно завладели националисты. 9 марта 1938 войска франкистов после мощной авиационной и артиллерийской подготовки перешли в наступление в Арагоне южнее реки Эбро и быстро прорвали оборону неприятеля. Уже к 13 марта националисты окончательно уничтожили силы врага в юго-восточной части Арагона. Попытки республиканского командования остановить войска противника неизбежно приводили к новым поражениям. 22 марта 1938 года началось наступление националистов севернее Эбро на фронте от Сарагосы до Уэски. 25 марта пала Фрага. В результате националисты взяли под контроль весь Арагон и вошли в Каталонию.

Военные успехи националистов укрепили мнение многих в Испании и за её пределами в неизбежности падения Испанской республики.

30 марта 1938 года националисты начинают наступление к Средиземному морю и берут 3 апреля Гандесу. В последующем пятинедельном весеннем сражении франкисты одержали крупную победу над республиканцами, ставшую переломным пунктом всей войны. Они окончательно овладели Арагоном, заняли часть Каталонии и Испанского Леванта, выйдя на подступы к Барселоне и Валенсии, разрезав республиканскую территорию на две части.

Однако, никакого отклика среди франкистов «13 пунктов» не вызвали. Они готовились к новому удару по противнику. На этот раз их целью была Валенсия, которую прикрывали войска генерала Леопольдо Менендеса, насчитывавшие в 3 раза меньше людей при в 4 раза меньшем количестве орудий, почти не имевших авиации и бронетехники. Однако в Валенсии была возведена надёжная линия обороны. К тому же, у защитников Валенсии было достаточное количество датских и советских крупнокалиберных пулемётов. Националисты не смогли взять линию обороны врага с наскока: за полтора месяца боёв они взяли лишь несколько незначительных населённых пунктов. Вскоре их наступление окончательно захлебнулось. Попытка франкистов изменить ситуацию путём отвлекающего удара Южной армии Кейпо де Льяно также не дала результатов. К середине июля неудача обоих наступлений стала очевидна.

В это время республикацы разрабатывают план ответного удара по националистам на реке Эбро. Для этого была создана новая 60-тысячная армия Эбро под командованием полковника Хуана Модесто с 160 бронемашинами и 250 орудиями.

В ночь с 24 на 25 июля 1938 года армия Эбро приступила к форсированию реки. Застав неприятеля врасплох, республиканцы добились существенных успехов. Националисты в первые же дни оставили противнику более ста орудий и 500 пулемётов, потеряли более 15 тысяч человек ранеными, убитыми и пленными. Франко был вынужден немедленно прекратить бои на других фронтах и стягивает все возможные резервы на Эбро. Используя ряд ошибок республиканцев (в частности, заминку с переправой через Эбро военной техники) и безоговорочное преимущество в воздухе, франкисты к концу месяца сумели остановить наступление противника. Начались жестокие позиционные бои. Они растянулись на несколько месяцев. Лишь с пятой попытки, в середине ноября 1938 года Ягуэ вынудил республиканцев отступить за Эбро.

Обе стороны по окончанию боев на Эбро заявили о своей победе: действительно, республиканцы смогли отстоять Валенсию, а националисты — отразить наиболее подготовленное и организованное контрнаступление противника за всю войну. Фактически же, Испанская республика лишилась огромного количества сил и потеряла последние шансы на победу в войне.

В конце ноября 1938 года Франко решает провести решающую операцию всей войны — нанести удар по Каталонии. После огромного расхода техники и боеприпасов он, крайне нуждаясь в новых немецких поставках, был вынужден утвердить «план Монтана». Германские компании получали от 40 % до 75 % капитала добывающей промышленности в Испании, а в Испанском Марокко — все 100 %.

Республика в эти дни тоже осуществила закупку значительного количества военной техники по льготным условиям (в СССР). В конце ноября техника была доставлена во французский Бордо. Однако французское правительство отказалось пропускать груз в Испанию, так как после подписания Мюнхенского договора руководство Франции, как и Великобритания, стремилось избегать любых конфликтов с нацистской Германией. Своей же военной техники у республиканцев практически не оставалось, а промышленность Каталонии из-за падения энергетического центра региона Тремпа и морской блокады фактически уже ничего не давала фронту.

К концу ноября 1938 года националисты сформировали для наступления на Каталонию 340-тысячную Северную армию генерала Фиделя Давилы Арондо. На её вооружении находилось более 300 танков и бронемашин, 500 самолётов, до 1000 орудий и миномётов. Им противостояли примерно 200 тысяч плохо вооружённых республиканцев. 23 декабря 1938 года началось наступление Северной армии националистов на позиции республиканцев в Каталонии.

15 января 1939 года в ходе Каталонской операции франкисты заняли Таррагону. Падение временной республиканской столицы Барселоны и Испанской республики в целом стало неминуемым. Великобритания и Франция в открытую предложили Негрину «положить конец войне», то есть капитулировать. 26 января войска националистов вошли в оставленную республиканскими войсками и большей частью населения Барселону. В это же время было объявлено о лишении Каталонии автономного статуса.

Парад франкистов в Барселоне (1939 г.)

Успех наступления франкистов в Каталонии формально не означал конца войны — республиканцы контролировали ещё примерно четверть Испании с более чем третью её населения. Однако фактически исход войны был ясен. Многие видные республиканские политики (председатель парламента Мартинес Баррио, президент Асанья, лидер басков Агирре и т. д.) после падения Барселоны сразу же эмигрировали. Негрин вернулся в Испанию, но объявил, что готов капитулировать при выполнении националистами ряда условий: удалении иностранных войск, отказе от репрессий и опоре новых властей на волю народа. Националисты проигнорировали это заявление.

Франция и Британия на заключительном этапе войны открыто стали поддерживать националистов. 8 февраля 1939 года при их посредничестве республиканский гарнизон сдаёт франкистам остров Менорку, а 26 и 27 февраля эти государства признают правительство Франко законной испанской властью.

Не желало продолжения войны и высшее военное командование Испанской республики. Многие его представители вошли в контакт с националистами. Антиправительственный заговор возглавил полковник Касадо. 6 марта заговорщики объявили по радио о низложении правительства Негрина, переходе власти к созданной из сторонников капитуляции «Хунте национальной защиты» и скором окончании войны. После недельных уличных боев хунта установила свою власть на всей территории республики. Негрин и другие противники хунты были вынуждены спешно покинуть Испанию.

После установления власти хунты в республике фронт окончательно пал. Начавшие 26 марта 1939 года наступление националисты нигде не встречали сопротивления. 28 марта 1939 года они без боя вошли в Мадрид. В конце марта вся Испания находилась в руках мятежников.

Война в Испании закончилась 1 апреля 1939 г. поражением республиканских сил. В тот же день правительство Ф. Франко получило официальное признание со стороны США. В Испании установился диктаторский режим. На десятилетия страна была разделена на победителей и побежденных.

По итогам Гражданской войны с 1939 года в Испании установилась диктатура Франко, просуществовавшая до ноября 1975 года. Вторая Испанская республика пала.

Гражданская война обошлась Испании в 450 тысяч погибших (5 % довоенного населения). По приблизительным подсчётам, погибло 320 тысяч сторонников республики и 130 тысяч националистов. Каждый пятый погибший стал жертвой не собственно военных действий, а политических репрессий по обе стороны фронта. Около 300 тыс. содержались в тюрьмах или концлагерях вплоть до 1945 г. По окончании войны страну покинули более 600 тысяч испанцев.

Гражданская война нанесла огромный материальный ущерб Испании. Основательно разрушенными оказались почти все крупные испанские города Испании. В общей сложности режиму Франко пришлось восстанавливать 173 испанских населённых пункта. Пострадали многие испанские дороги и мосты, коммунальное хозяйство, жилой фонд и т. д.

В 1939 — 1940 г.г. сельскохозяйственное производство франкистской Испании составляло всего 21% от уровня довоенного 1935 г., а промышленное — 31%. Более 500 тыс. зданий были разрушены. Испании, расплатившейся с СССР за поставки вооружений своим золотым запасом, была уготована участь должника Германии и Италии. Долг этим странам выражался в сумме 1 млрд. долл. Для ликвидации только материального ущерба, нанесенного войной, стране понадобилось более 10 лет.

Таким образом, гражданская война в Испании длившаяся три года, стала катастрофой для простого населения. В результате свержения республиканского правительства была установлена диктатура Франко. Внутренний конфликт в Испании показал резкую поляризацию сил на международной арене.

Источник

Полезные советы и лайфхаки для жизни