13 я ростокинская дивизия народного ополчения москвы

Народные советы

13 я ростокинская дивизия народного ополчения москвы

ВОЕННОЕ ПРАВО

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Недолгий и славный путь 13-й дивизии народного ополчения

Воинам Московских дивизий народного ополчения посвящается

К июлю 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны сложилась очень тяжелая обстановка. Наиболее трудной она была на Западном направлении, где враг рвался к Москве. В Западных районах Белоруссии и Смоленской области Красная Армия несла большие потери, многие соединения и части были разбиты полностью или оказались в окружении. В это тревожное время Центральный Комитет ВКП(б) предложил местным партийным и советским органам возглавить создание соединений и частей народного ополчения.

Второго июля 1941 года Военный Совет Московского военного округа принял «Постановление о добровольной мобилизации жителей Москвы и области в народное ополчение». На его основании мобилизационный план по г. Москва составил более 200 тысяч человек, по Московской области – 70 тысяч. Планировалось создать и укомплектовать 25 дивизий народного ополчения (дно). В течение июля месяца были сформированы и отправлены на фронт первые 12 дивизий народного ополчения.

Формирование соединений и частей осуществлялось по территориальному признаку; каждый район Москвы комплектовал свою дивизию, в которую вливались отдельные подразделения, формируемые в Подмосковье.

Одну из частей дивизии укомплектовывал Московский завод «Калибр». Со второго по шестое июля 1941 года 750 добровольцев из числа работников этого завода образовали полк. Штаб полка располагался в помещении парткома завода. Только в первый день формирования добровольцами записалось 500 человек.

Управление и штаб 13-ой дивизии располагались в здании районного комитета ВКП(б) на ул. Сретенка, дом 11. Остальные части и подразделения формировались в зданиях школ № 284 (проспект Мира, 87, ныне гимназия № 1518), 270 (ул. Суконная, 1, сейчас школа 1470 ул. Новомосковская, 9). Некоторые подразделения формировались в здании Московского финансового института (ул. Кибальчича, 1, ныне Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации).

Из работников Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (сейчас ВДНХ) в народное ополчение (13 дно) вступило 260 человек. Вдохновителями и организаторами записи добровольцев стали члены партии. Подразделения дивизии формировались в парке им. Ф.Э. Дзержинского (ныне Останкинский парк) и ряде наркоматов и предприятий. Из наркоматов торговли, сельского хозяйства, текстильной промышленности пришло 200 – 250 человек. В школе № 270 формировался один из батальонов дивизии, в который вошли преподаватели и учащиеся десятых классов, а также рабочие и служащие типографии Гознака и других учреждений.

В дивизии народного ополчения записывались граждане от 17 до 55 лет. Более 60% личного состава 13-й дивизии было старше 50 лет. В состав дивизии отобрали более 10 тысяч человек.

Возникали некоторые проблемы с обеспечением добровольцев горячей пищей. Личный состав частей и подразделений дивизии первое время вынужден был питаться продовольствием, приносимым из дома. Райком партии, вопреки всяким формальным препятствиям, обязал трест столовых кормить ополченцев в нескольких столовых района.

Также на органы, формирующие дивизии народного ополчения, легла задача обеспечить дивизию вооружением и техникой. Были получены наряды на 17 машин (все нуждались в ремонте), на 30 винтовок (только для вооружения часовых) и 300 патронов к ним. Одновременно с этим был получен наряд на 1000 комплектов обмундирования, но без шинелей и плащ-палаток, и на такое же количество пехотных лопат.

Во время выдвижения к району сосредоточения у станции Фирсановка в дивизию влились рабочие завода «Серп и молот» и ополченцы из других подмосковных районов. Необходимо отметить, что идеологически ополченцы были готовы встретить врага и защитить столицу, но к боевым действиям были не готовы. С первых дней нахождения дивизии в полевых условиях личному составу пришлось столкнуться со многими трудностями. Нехватка лопат (по 2 на роту) не давало возможность оборудовать блиндажи и землянки. Отсутствие обмундирования, шинелей, палаток делало проблемным организацию отдыха ополченцев. В дальнейшем, с помощью московских партийных и советских органов, такое положение частично было исправлено.

Боевой путь дивизии был непродолжительным, но ответственным и очень тяжелым. 30 сентября 1941 года началась наступательная операция немецко-фашистских войск по захвату Москвы под кодовым названием «Тайфун». Советские войска проводили Вяземскую оборонительную операцию с целью задержать наступление войск группы армий «Центр» и создать условия для обороны столицы. Ростокинская дивизия (140 сд), входящая в состав 32-й армии, обороняясь на правом фланге, 2 октября вступила в бой с превосходящими силами противника.

В конечном счете оборона Западного и Резервного фронтов превосходящими силами противника была прорвана, и большая часть соединений Красной Армии оказалась в окружении. Одним из них была 140-я стрелковая дивизия. Последнее упоминание о боях Ростокинской дивизии относится к 7 октября, однако ее части и подразделения упорно оборонялись в окружении вплоть до 9 октября. То время, на которое задержали ополченцы войска противника, дало возможность оттянуть быстрый захват Москвы. Несмотря на огромные потери и бои в окружении, дух сопротивления не был сломлен, разрозненные части и подразделения дрались до последнего патрона и снаряда. Мелкими группами ополченцы до конца октября выходили из окружения.

Ценою больших потерь ростокинцы 140-й дивизии, проявившие героизм и стойкость, внесли свой вклад в дело исторической победы над фашизмом, показав беззаветную преданность и любовь к своей Родине. В конце ноября 140-я дивизия из-за больших потерь была расформирована. Около 80% личного состава дивизии пало смертью храбрых.

Источник

13 я ростокинская дивизия народного ополчения москвы

Боевой путь дивизии не был длительным, но он был весьма ответственным и тяжёлым…

13-я Дивизия Народного ополчения, сформированная в начале июля 1941 года в Ростокинском районе г.Москвы (ныне районы Алексеевский, Останкинский, Ростокино, Марфино Северо-Восточного административного округа и часть Мещанского района Центрального административного округа), сыграла важную роль в Битве за Москву.

Формирование дивизии проходило на предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях района. Вдохновляющим примером в районе являлся коллектив Московского завода «Калибр».
В 13 ДНО вступали и из других учреждений района: из наркоматов торговли, сельского хозяйства, текстильной промышленности, из ВГИКа, из трамвайного депо имени Баумана, рабочие с завода «Рессора», с мехкомбината, типографии Гознака и из многих других предприятий и окрестных школ. Формирование полков дивизии проходило в школах 270, 287, 284, а также на территории ВСХВ (сейчас ВДНХ), парка имени Ф.Э. Дзержинского (ныне Останкинский парк). Из работников Мосэстрады был организован великолепный коллектив агитбригады.

Читайте также:  Белорусские народные праздники в апреле

Добровольцы-москвичи сознавали, что наши дивизии Московского ополчения посланы задержать врага, остановить его стремительное продвижение к сердцу нашей Родины – Москве. Поэтому доукомплектование дивизии личным составом и кадровыми командирами проходило по ходу следования.

В конце сентября командующий 32-й армией И.И.Федюнинский приказал дивизии к утру 1 октября выйти на рубеж р.Днепр и занять оборону на участке рек Днепр и Вязьма, юго-восточнее посёлка Холм-Жирковский, Сумароково, на правом фланге 19-ой армии, обеспечивая стык с левофланговой дивизией 30-ой армии. Дивизия начала большой переход.

26 сентября 1941 г. 13 Ростокинская дивизия народного ополчения по приказу Верховного Главнокомандования была преобразована в 140-ю стрелковую дивизию и включена в состав регулярных войск. С выходом на реку Днепр дивизия вышла из подчинения 32-ой армии Резервного фронта и вошла в состав действующей 19-ой армии Западного фронта, где командующим был генерал-лейтенант М.Ф.Лукин.

С 1 на 2 октября разведкой обнаружено, что в районе посёлка Холм-Жирковский сосредоточены крупные силы танков и моторизованной пехоты, а захваченный разведчиками 37 стрелкового полка «язык» – обер-лейтенант Мюллер, танкист, сообщил, что это группировка во главе дивизии «Мёртвая голова» готовится к наступлению 2 октября.

Операцию «Тайфун» по захвату Москвы фашисты начали 2 октября 1941 года ударами танковых групп, сходящимися к востоку от Вязьмы. На этом участке враг ввёл в бой основные силы 3-й танковой группы Вермахта немецкой группы армий «Центр», стремившейся обойти Москву с севера. Ростокинская дивизия оказалась на острие северного удара и вступила в бой с превосходящими силами противника.
Рано утром 2 октября фашисты начали бомбёжку наших позиций. Самолёты бомбили беспрерывно, а танки пошли в атаку. Добровольцы-ополченцы не дрогнули и поджигали танки бутылками с горючей смесью.
Гитлеровцы, преследовавшие цель захватить плацдарм на восточном берегу Днепра, сделали попытку с ходу взломать оборону советских войск. На правом фланге 32-й армии, восточнее Игорьевской, вступила в неравный бой с врагом 140-я стрелковая дивизия. Несмотря на то, что гитлеровцы имели большое преимущество в силах, наши бойцы и командиры не дрогнули, они смело и решительно отбивали атаки противника.

Только за один день, 2 октября, гитлеровцы предприняли три наступательные операции. Они поливали позиции 140-й дивизии шквальным артиллерийским и миномётным огнём, бомбили с воздуха. Казалось, нет силы, которая способна была бы сдержать эту лавину смерти. Но здесь, на маленьком клочке земли под Холм-Жирковским, нашлась эта сила. Вражеской громаде железа и огня москвичи противопоставили прежде всего неукротимую волю к победе. До последнего патрона дрались советские воины, не сделав ни шагу назад.

Вечером 3 октября в районе Холм-Жирковский против 140-й стрелковой дивизии появилось сто вражеских танков. Только за 3 октября было сожжено более тридцати танков, десятки танков были выведены из строя и в последующие дни.

Ожесточенные схватки с врагом продолжались 3 и 4 октября. Взбешённые гитлеровцы вводили в бой все новые силы. И в тот момент, когда им удалось вклиниться в нашу оборону, ополченцы перешли в контратаку. Это было впервые, чтобы окружённые войска шли в атаку. Нанося внезапные фланговые удары, они уничтожали прорвавшихся фашистских захватчиков. В этих кровопролитных боях отличились и пехотинцы, и пулемётчики, и артиллеристы. Каждый из них дрался до последней капли крови, верный клятве Родине. В течение недели Ростокинцы сдерживали наступление ударных фашистских войск на одном из ответственных участков фронта. Они сделали все, что было в их силах, чтобы не допустить врага к границам родного города.

К 7 октября относятся последние упоминания о боях Ростокинской дивизии. Секунды и минуты, на которые она задержала врага, сложились в часы, которых не хватило фашистам, чтобы сжать в кольце отряд Рокоссовского.

Рокоссовский со штабом прибыл в Вязьму, чтобы принять командование войсками и организовать контрудар в направлении Юхнова. Никаких войск в Вязьме не оказалось. С колокольни генерал увидел немецкие танки. Он всё-таки вырвался из города. Танк не успел выстрелить прицельно – штабные машины нырнули в переулок.

Уже в условиях окружения дивизия продолжала упорно обороняться, вплоть до 9 октября. Сосредоточив значительные силы пехоты и танков, фашисты начали теснить наши основные арьергарды. Был дан сигнал об отходе оставшихся, значительно поредевших частей дивизии на Вязьму.

10–12-го октября 1941 г. части дивизии оставили оборонительный рубеж, Фашисты обошли войска 19, 30, 24 и 32-й армий и части, не успевшие пройти к рубежам восточнее Вязьмы, были окружены. Но дух сопротивления не был сломлен, разрозненные части и в окружении дрались до последнего патрона, до последнего заряда.

Крупными отрядами и мелкими группами ополченцы до конца ноября выходили из окружения. В декабре 1941 года 140-я дивизия из-за больших потерь была расформирована. Дивизия потеряла более 80% личного состава. Вышедшие из окружения бойцы и командиры продолжали сражаться до победных дней над фашистской Германией в других частях Красной армии на Западном, Калининском, Сталинградском и других фронтах или в партизанских отрядах.

В боях на Днепре, преграждая путь врагу, сдерживая его упорными боями, дивизия сковала значительные силы немцев, предназначенные по замыслу Гитлера для молниеносного броска на Москву. В тяжёлых боях, ценой больших потерь дивизия обеспечивала отход на восток за Днепр выходящим из полуокружения частям и отдельным группам войск Западного фронта.

Патриоты-ростокинцы нанесли значительный урон фашистским частям 56-го танкового корпуса, 5 и 8-му армейским корпусам. Истекая кровью, бойцы, командиры, политработники не жалели жизни во имя спасения Родины.

Ценою больших потерь ополченцы-ростокинцы 140-й дивизии, проявившие героизм и стойкость, внесли свой вклад в дело исторической победы над фашизмом, показав беззаветную преданность и любовь к своей Родине.

Источник

13 я ростокинская дивизия народного ополчения москвы

Недоступные ранее широкому кругу исследователей материалы из домашнего архива были практически неизвестны и только сегодня, благодаря семье Тарасова, появилась возможность их изучить и опубликовать. Вниманию читателей предлагаются отдельные фрагменты из этих воспоминаний:

«Запись в народное ополчение, начавшаяся сразу после митингов на предприятиях и в учреждениях являла такие яркие картины патриотизма, что без волнения, без слез их нельзя было пережить.

Отец записывался в ополчение вместе с сыном, муж с женой; приходили записываться в ополчение бригады, целые смены цехов. Кратко они излагали свою просьбу: «Запишите нас в одну роту, в один взвод». Эти слова красноречивее длинных речей выражали одно желание сражаться с врагом, стоя плечом к плечу так же, как они работали до сих пор на производстве.

Несмотря на активную помощь местных властей процесс формирования дивизии проходил медленно.

«Задержка формирования произошла не только из-за нехватки строевых командиров, но из-за отсутствия офицеров интендантской службы. Поэтому все заботы об организации питания свалились на голову командования. Что собой представляет проблема питания 10 000 человек без фондов продовольствия, без кухонь, без транспорта, будет понятно каждому.

Читайте также:  Знакомство детей с народным творчеством в доу книга

Кроме того, возникали формальные препятствия. В органах военного снабжения нас встречали как ледяным душем такими словами: «А что за дивизия? Какой номер? Почему нет приказа Управления Наркомата обороны? Почему на ходатайстве об отпуске продовольствия стоит печать Райисполкома?».

Именно вмешательство высших партийных инстанций способствовало налаживанию горячего питания ополченцев в нескольких столовых района, а также обеспечению своевременного подвоза продовольствия. Особый акцент Тарасов делает на несвоевременном снабжении дивизии материально-техническим имуществом и вооружением:

Выход из Москвы был совершен ночью. Этот этап марша был для нас тяжел тем, что перед нами предстала очень грустная картина пустых улиц, темных окон домов. Для многих из нас это стало прощанием со столицей навсегда. Физическая нагрузка для многих ополченцев оказалась не по силам. Поэтому, когда дивизия на рассвете миновала Москву и сделала привал, появились первые жертвы. Человек 15 пришлось отправить в ближайшие больницы.

С первого дня пребывания дивизии в полевых условиях приходилось все время искать выход из многочисленных затруднений. Например, работы по оборудованию оборонительных сооружений могли затянуться на неопределенное время, так как на роту приходилось всего по две лопаты. Наличие всех кухонь и котлов обеспечивали питанием за одну варку всего треть состава дивизии. Поэтому много времени тратилось на организацию питания. Отсутствие обмундирования, шинелей, палаток дела-

ло проблемным организацию отдыха ополченцев. Людям приходилось спать на земле, а в дождь еще и в мокрой одежде.

«Путь дивизии состоял из двух этапов. На первом этапе дивизия перебрасывалась по железной дороге от станции Нахабино до Волоколамска, на втором этапе мы должны были пешим маршем пройти от Волоколамска к участкам оборонительного рубежа.

Перед погрузкой, проходившей ночью, мы получили еще одну партию обмундирования на 2500 бойцов. Но прислав нам обмундирование, интендантская служба не выдала нам наряды на продовольствие и не учла при этом, что мы находимся вдали от Москвы. Поэтому, когда мы прибыли в Волоколамский район, нам грозило голодное существование. Так бы и было, если бы не сочувственное отношение к нашим нуждам Волоколамского райкома партии. Нам оказали помощь в получении самого необходимого продовольствия на два дня, а кроме того мы получили наряды на продовольствие из фондов района через областные организации и на последующие дни. С помощью райкома была организована выпечка хлеба в районных пекарнях. Для пополнения саперного имущества было собрано для нас значительное количество лопат, топоров и пил. И что было очень важно для нас на этом этапе существования дивизии, это помощь конным транспортом.

По итогам этих собраний Военному Совету 32-й армии была выслана обширная информация.

После окончания проверки мне был учинен допрос. Не без иронии мне была прочитана нотация с предварительным вопросом, не работал ли я до службы в дивизии в какой-нибудь артели. За то, что я «прыгаю» через голову старших по званию, адресуя письмо непосредственно Главкому, меня надо судить и т.д.

У меня при себе были документы, и я предъявил удостоверения парторга ЦК на ВСХВ, члена МГК партии и т.д. Это убедило генерала, что дело не в «артельном, опыте» моей работы.

После отъезда инспекции через несколько дней в дивизию пришло новое штатное расписание и табели на вооружение и оснащение. Кроме имевшихся частей и подразделений в дивизии по новому штатному расписанию должен быть создан бронетанковый батальон, в состав которого входили танковая рота, одна броневая и рота танкеток.

В конце сентября 140-я стрелковая дивизия (сд), так с 26 сентября 1941 г. именовалась переформированная 13-я ДНО, была доукомплектована личным составом, обмундированием, вооружением, а 1 октября заняла боевые позиции на восточном берегу р. Днепр в районе устья р. Вязьма на второй линии Ржевско-Вяземского оборонительного рубежа. На событиях 2 октября 1941 г., ставшего днем боевого крещения для воинов 140-й сд, Тарасов останавливается особенно подробно.

«Этот первый наш бой мне отчетливо запомнился не только в главных своих эпизодах, но и самыми мелкими деталями. Визг первых пуль, пронесшихся мимо, и шлепки о землю тех, которые падали рядом. Горький и в то же время кислый вкус во рту от разорвавшейся недалеко от меня и оглушившей на какое-то мгновение мины, раненые бойцы рядом со мной и, многое другое из событий моего первого боя, запечатлелись в памяти на всю жизнь.

Гул приближающихся самолетов мы услышали в какое-то мгновение затишья между разрывами мин. В это же время мы увидели, как в сторону наших позиций с опушки леса взвились сигнальные ракеты, указывающие цель самолетам. Прилетело 28 «Юнкерсов», их прикрывали 5 «Мессершмидтов». При подлете к нашим позициям они перестроились и, заходя по одному, стали пикировать.

Пока приводили в порядок подразделения, перевязывали раненых, откапывали заваленных, в воздухе снова появились самолеты. Команда «воздух» сопровождалась крепкими солдатскими выражениями злобы и отчаяния. Но на это раз не мы были объектом бомбежки. Самолеты на подходе разделились на три группы. Одна бомбила лес на западе от устья Вязьмы, вторая бомбила позиции 1737-го полка, а третья обрушилась на нашу дивизионную артиллерию. И только два «Мессершмидта» на бреющем полете стали из пулемета обстреливать край берега, где санитарки перевязывали раненых.

Тарасов с группой бойцов вышел из окружения в районе станции Чисмена под Волоколамском в конце октября 1941 г. и после кратковременного пребывания в госпитале снова вернулся на фронт. Принимал участие в боях на Западном, Брянском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах; участвовал в освобождении Воронежа, Обояни, Полтавы, Киева, Львова, взятии Берлина. Великую Отечественную войну подполковник Тарасов закончил в должности заместителя коменданта Праги. В 1945 г. он демобилизовался, а с 1946 г. находился на партийной и хозяйственной работе в Московском городском комитете партии. Умер Петр Григорьевич Тарасов 27 апреля 1963 года.

1. Центральный архив общественных движений г. Москвы (ЦАОДМ), ф. 3, оп. 52, д. 40, л. 1.

3. ТАРАСОВ П. Г. 99 дней жизни 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения г. Москвы (воспоминания о формировании, обучении и боевых действиях). 1956, с. 2 (рукопись, архив С. А. Разина).

Источник

13 я ростокинская дивизия народного ополчения москвы

Недоступные ранее широкому кругу исследователей материалы из домашнего архива были практически неизвестны и только сегодня, благодаря семье Тарасова, появилась возможность их изучить и опубликовать. Вниманию читателей предлагаются отдельные фрагменты из этих воспоминаний:

«Запись в народное ополчение, начавшаяся сразу после митингов на предприятиях и в учреждениях являла такие яркие картины патриотизма, что без волнения, без слез их нельзя было пережить.

Отец записывался в ополчение вместе с сыном, муж с женой; приходили записываться в ополчение бригады, целые смены цехов. Кратко они излагали свою просьбу: «Запишите нас в одну роту, в один взвод». Эти слова красноречивее длинных речей выражали одно желание сражаться с врагом, стоя плечом к плечу так же, как они работали до сих пор на производстве.

Читайте также:  Календарь народных примет и праздников на каждый день

Несмотря на активную помощь местных властей процесс формирования дивизии проходил медленно.

«Задержка формирования произошла не только из-за нехватки строевых командиров, но из-за отсутствия офицеров интендантской службы. Поэтому все заботы об организации питания свалились на голову командования. Что собой представляет проблема питания 10 000 человек без фондов продовольствия, без кухонь, без транспорта, будет понятно каждому.

Кроме того, возникали формальные препятствия. В органах военного снабжения нас встречали как ледяным душем такими словами: «А что за дивизия? Какой номер? Почему нет приказа Управления Наркомата обороны? Почему на ходатайстве об отпуске продовольствия стоит печать Райисполкома?».

Именно вмешательство высших партийных инстанций способствовало налаживанию горячего питания ополченцев в нескольких столовых района, а также обеспечению своевременного подвоза продовольствия. Особый акцент Тарасов делает на несвоевременном снабжении дивизии материально-техническим имуществом и вооружением:

Выход из Москвы был совершен ночью. Этот этап марша был для нас тяжел тем, что перед нами предстала очень грустная картина пустых улиц, темных окон домов. Для многих из нас это стало прощанием со столицей навсегда. Физическая нагрузка для многих ополченцев оказалась не по силам. Поэтому, когда дивизия на рассвете миновала Москву и сделала привал, появились первые жертвы. Человек 15 пришлось отправить в ближайшие больницы.

С первого дня пребывания дивизии в полевых условиях приходилось все время искать выход из многочисленных затруднений. Например, работы по оборудованию оборонительных сооружений могли затянуться на неопределенное время, так как на роту приходилось всего по две лопаты. Наличие всех кухонь и котлов обеспечивали питанием за одну варку всего треть состава дивизии. Поэтому много времени тратилось на организацию питания. Отсутствие обмундирования, шинелей, палаток дела-

ло проблемным организацию отдыха ополченцев. Людям приходилось спать на земле, а в дождь еще и в мокрой одежде.

«Путь дивизии состоял из двух этапов. На первом этапе дивизия перебрасывалась по железной дороге от станции Нахабино до Волоколамска, на втором этапе мы должны были пешим маршем пройти от Волоколамска к участкам оборонительного рубежа.

Перед погрузкой, проходившей ночью, мы получили еще одну партию обмундирования на 2500 бойцов. Но прислав нам обмундирование, интендантская служба не выдала нам наряды на продовольствие и не учла при этом, что мы находимся вдали от Москвы. Поэтому, когда мы прибыли в Волоколамский район, нам грозило голодное существование. Так бы и было, если бы не сочувственное отношение к нашим нуждам Волоколамского райкома партии. Нам оказали помощь в получении самого необходимого продовольствия на два дня, а кроме того мы получили наряды на продовольствие из фондов района через областные организации и на последующие дни. С помощью райкома была организована выпечка хлеба в районных пекарнях. Для пополнения саперного имущества было собрано для нас значительное количество лопат, топоров и пил. И что было очень важно для нас на этом этапе существования дивизии, это помощь конным транспортом.

По итогам этих собраний Военному Совету 32-й армии была выслана обширная информация.

После окончания проверки мне был учинен допрос. Не без иронии мне была прочитана нотация с предварительным вопросом, не работал ли я до службы в дивизии в какой-нибудь артели. За то, что я «прыгаю» через голову старших по званию, адресуя письмо непосредственно Главкому, меня надо судить и т.д.

У меня при себе были документы, и я предъявил удостоверения парторга ЦК на ВСХВ, члена МГК партии и т.д. Это убедило генерала, что дело не в «артельном, опыте» моей работы.

После отъезда инспекции через несколько дней в дивизию пришло новое штатное расписание и табели на вооружение и оснащение. Кроме имевшихся частей и подразделений в дивизии по новому штатному расписанию должен быть создан бронетанковый батальон, в состав которого входили танковая рота, одна броневая и рота танкеток.

В конце сентября 140-я стрелковая дивизия (сд), так с 26 сентября 1941 г. именовалась переформированная 13-я ДНО, была доукомплектована личным составом, обмундированием, вооружением, а 1 октября заняла боевые позиции на восточном берегу р. Днепр в районе устья р. Вязьма на второй линии Ржевско-Вяземского оборонительного рубежа. На событиях 2 октября 1941 г., ставшего днем боевого крещения для воинов 140-й сд, Тарасов останавливается особенно подробно.

«Этот первый наш бой мне отчетливо запомнился не только в главных своих эпизодах, но и самыми мелкими деталями. Визг первых пуль, пронесшихся мимо, и шлепки о землю тех, которые падали рядом. Горький и в то же время кислый вкус во рту от разорвавшейся недалеко от меня и оглушившей на какое-то мгновение мины, раненые бойцы рядом со мной и, многое другое из событий моего первого боя, запечатлелись в памяти на всю жизнь.

Гул приближающихся самолетов мы услышали в какое-то мгновение затишья между разрывами мин. В это же время мы увидели, как в сторону наших позиций с опушки леса взвились сигнальные ракеты, указывающие цель самолетам. Прилетело 28 «Юнкерсов», их прикрывали 5 «Мессершмидтов». При подлете к нашим позициям они перестроились и, заходя по одному, стали пикировать.

Пока приводили в порядок подразделения, перевязывали раненых, откапывали заваленных, в воздухе снова появились самолеты. Команда «воздух» сопровождалась крепкими солдатскими выражениями злобы и отчаяния. Но на это раз не мы были объектом бомбежки. Самолеты на подходе разделились на три группы. Одна бомбила лес на западе от устья Вязьмы, вторая бомбила позиции 1737-го полка, а третья обрушилась на нашу дивизионную артиллерию. И только два «Мессершмидта» на бреющем полете стали из пулемета обстреливать край берега, где санитарки перевязывали раненых.

Тарасов с группой бойцов вышел из окружения в районе станции Чисмена под Волоколамском в конце октября 1941 г. и после кратковременного пребывания в госпитале снова вернулся на фронт. Принимал участие в боях на Западном, Брянском, Воронежском, 1-м Украинском фронтах; участвовал в освобождении Воронежа, Обояни, Полтавы, Киева, Львова, взятии Берлина. Великую Отечественную войну подполковник Тарасов закончил в должности заместителя коменданта Праги. В 1945 г. он демобилизовался, а с 1946 г. находился на партийной и хозяйственной работе в Московском городском комитете партии. Умер Петр Григорьевич Тарасов 27 апреля 1963 года.

1. Центральный архив общественных движений г. Москвы (ЦАОДМ), ф. 3, оп. 52, д. 40, л. 1.

3. ТАРАСОВ П. Г. 99 дней жизни 13-й Ростокинской дивизии народного ополчения г. Москвы (воспоминания о формировании, обучении и боевых действиях). 1956, с. 2 (рукопись, архив С. А. Разина).

Источник

Полезные советы и лайфхаки для жизни